Вы здесь

Тематика і художні особливості поезії Річарда Уїлбера.

Автор: 
Єрко Ольга Костянтинівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2002
Артикул:
0402U001406
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ III
ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗМ
КАК ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ОСНОВА
ПОЭЗИИ РИЧАРДА УИЛБЕРА

Отличительной чертой поэзии Уилбера является ее интеллектуализм, который ярко проявляется в образах, темах, поэтических приемах, используемых автором в своих произведениях. Одним из проявлений интеллектуализации в литературе является широкое распространение приема цитатности, который становится неотъемлемым конструирующим началом уилберовской поэзии. С помощью интертекста поэт создает эмоциональную и интеллектуальную атмосферу произведения, придает тексту полифоничность, пропитанность предшествующими концепциями, философскими и эстетическими. Цитаты, реминисценции, отсылающие читателя к научным теориям или открытиям, в стихотворениях Уилбера часто имеют образосоздающее значение. Кроме того, они вводят в границы литературы содержательные ряды внелитературного характера, что, по мнению Ю.Н.Тынянова, приводит в итоге к смене жанровых систем и является одним из важнейших факторов литературной эволюции [59, 257-259].
Цитатность составляет основу стихотворения "Развивая Ламарка"7. Весьма показательно, что уже название и эпиграф стихотворения, который представляет собой одно из главных положений эволюционной теории Ж.-Б.Ламарка (1744-1829) о влиянии окружающей среды на формирование организма, отсылают читателя к естественнонаучной теории, без уяснения сути которой невозможно понимание идеи стихотворения [32, 412]. Примеры подобного цитирования предполагают наличие у читателя определенной компетенции.
"The environment creates the organ"
The Greeks were wrong who said our eyes have rays;
Not from these sockets or these sparkling poles
Comes the illumination of our days.
It was the sun that bored these two blue holes.

It was the song of doves begot the ear
And not the ear that first conceived of sound:
That organ bloomed in vibrant atmosphere,
As music conjured Ilium from the ground.

The yielding water, the repugnant stone,
The poisoned berry and the flaring rose
Attired in sense the tactless finger-bone
And set the taste-buds and inspired the nose.

Out of our vivid ambiance came unsought
All sense but that most formidably dim.
The shell of balance rolls in seas of thought.
It was the mind that taught the head to swim

Newtonian numbers set to cosmic lyres
Whelmed us in whirling words we could not know,
And by the imagined floods of our desires
The voice of Sirens gave us vertigo.*[137, 243]
Основой композиции в данном тексте является противопоставление непосредственного чувственного опыта, порождающегося реальностью, разуму и сознанию человека. В соответствии с этой оппозицией стихотворение делится на две части: 1,2,3 строфы - 4,5 строфы. Первая часть - это образная реализация идеи Ламарка о воздействии внешней среды на развитие организма: под влиянием внешних обстоятельств изменяется функция органа, и, как следствие, сам орган. Интересно, что в одном ряду представлено возникновение органов чувств (зрение, слух, осязание, вкус, обоняние) и известный факт истории науки - открытие древней Трои Генрихом Шлиманом. В первой части стихотворения подчеркивается отсутствие упорядочивающей и творящей роли сознания (came unsought // All sense), поэтому представляется не случайным возникновение в тексте образа стихии, хаоса (seas of thought). Во второй же части именно разум, сознание вносит в стихию опыта гармонию и порядок, из хаоса творит космос (в тексте: "cosmic lyres"). Но нельзя сказать, что только в науке видит Уилбер творящую силу. Мифологический образ сирен завершает стихотворение. В классической античности сирены представлялись как сладкоголосые и мудрые полуптицы-полуженщины, "каждая из которых сидит на одной из восьми небесных сфер мирового веретена богини Ананке, создавая своим пением гармонию космоса" [42, 502]. При этом следует помнить, что сирены - дочери музы (в различных вариантах Мельпомены или Терпсихоры). Таким образом, творящее начало оказывается присуще и искусству.
В стихотворении "4 июля" (The Fourth of July; [137, 69-70]) Уилбер объединяет различные по своему происхождению цитаты: "цитату" из литературы ("Алиса в Зазеркалье") и "цитату" из истории (осада Виксберга). Так, в начале стихотворения поэт изображает июльский пикник, во время которого Л.Керролл впервые поведал своим маленьким слушателям историю Алисы. В примечаниях к стихотворению поэт указывает конкретную дату этого события - 4 июля 1862 года. Уилбер метонимически вводит реминисценцию, называя настоящее имя писателя, известного под псевдонимом как Льюис Керролл - мистер Доджсон.
Вторая строфа раскрывает план намеченной осады Виксберга, которая завершилась капитуляцией города 4 июля 1863 года. Совпадение дат служит поводом для сопоставления таких разнородных событий - культурного и исторического. На фоне хронологических параллелей между первой и второй частями выделяются контрастные элементы образов: идиллия английского пейзажа и воинствующая атмосфера осады, импровизированная история Алисы и тщательно разработанный стратегический план. Пользуясь классификацией Аристотеля, который различал в литературе 3 вида художественной формы - историю, фабулу и фикцию, - можно говорить о том, что Уилбер противопоставляет в стихотворении историю (то, что было на самом деле - осада Виксберга) и фикцию (то, чего не было и не могло быть - история Алисы), иными словами действительность (рациональное) и воображение (иррациональное).
В третьей строфе автор объединяет темы первых двух частей стихотворения в раздумьях над содержательной полнотой слова. Он приходит к заключению, что любое слово имеет ограниченное значение и не отражает действительной сущности предметов, поскольку находится в постоянном движении:
The sun is not a concept but a star.
What if its rays were once conjointly blurred