Вы здесь

Поетика та естетика З.М.Гіппіус

Автор: 
Жарікова Ольга Володимирівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2002
Артикул:
0402U002527
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

ГЛАВА ІІ. Основные темы лирических произведений З.Н.Гиппиус

2.1. Художественные особенности поэтической манеры З.Н.Гиппиус
Поэзия З.Гиппиус по своему стилю не только символическая, "религиозная", но, можно сказать, неоклассицистическая. В поэзии З.Гиппиус господствует не "стихийный гений" в качестве лирического "Я" поэта (как у Бальмонта), преобладают не символы природных космических стихий, но стремление к выверенности, строгости форм, к "трезвости" поэтической мысли и к философской, метафизической ее углубленности, движение к классичности выражения с неизбежным оттенком рационалистичности.
О З.Гиппиус нередко судили резко и язвительно даже те поэты и критики, которые, казалось бы, были близки ей по литературной эмигрантской судьбе. Например, Г.Адамович в книге "Одиночество и свобода" (Нью-Йорк, 1955) так отзывался о ее поэтической индивидуальности: "вызывающий эгоизм", "сухость", отсутствие "благодати" в таланте, а Л.Шестов в письме к А.Ремизову полушутливо предрекал З.Гиппиус, что она кончит "колдуньей". Были, разумеется, отзывы современников и другого свойства. И.Анненский, например, писал по поводу ее первого "Собрания стихотворений" (1904): "В ее творчестве вся 15-летняя история нашего лирического модернизма" [142, 39]. В 1928 году известный в эмиграции критик, политический противник Гиппиус Д.П.Святополк-Мирский дал такую обобщенную характеристику поэзии Гиппиус: "Чем дальше мы отходим от символизма, тем более становится ясно, что З.Гиппиус была едва ли не самым крупный поэтом "первого выпуска" символической школы (90-х годов). Изо всех старших символистов Гиппиус была самая русская, с самыми глубокими корнями в русской литературе... Одна Зинаида Николаевна добилась подлинных, прочных, совершенных достижений на путях метафизической поэзии. Ее метафизическая традиция восходит, с одной стороны, к Баратынскому и Тютчеву, с другой, к Достоевскому <...> главное ядро ее поэзии - цикл стихов, единственных в русской литературе, в которых глубочайшие абстрактные переживания воплощены в образы изумительно-жуткой конкретности. Лучшие из них на свидригайловскую тему, о вечности - русской бане с пауками по углам, на тему о метафизической скуке, о метафизической "липкости" своей души. Воплощающие мучительный внутренний опыт, эти стихи исключительно оригинальны, я не знаю ни на каком языке ничего на них похожего" [7, 418].
Атмосфера полупризнания сопутствовала З.Гиппиус с первых лет писательства. При несомненном влиянии на поэтическую традицию и литературную жизнь России, а также эмиграции, Гиппиус воспринималась как писатель "для немногих", и ее популярность вне узкого художественного круга была несравнима с известностью Блока, Брюсова, Ахматовой или Сологуба. В этом была трагичность ее положения: ведь с начала столетия Гиппиус стремилась оказывать влияние на обширный круг читателей, видела в своем творчестве своеобразное "хождение в народ", как определил кредо издававшегося ими журнала "Новый путь" в одном из частных писем ее муж и единомышленник Дмитрий Мережковский. Более полувека принадлежала Гиппиус к числу наиболее значительных русских писателей, если не по объему созданного, то по интенсивности и принципиальности тех идей, которые она провозглашала.
Гиппиус как самобытная творческая натура, свидетельница и деятельная участница русского поэтического, религиозного и философского ренессанса конца ХІХ - начала ХХ века, прежде всего состоялась как личность. Эта необыкновенная и значительная личность сказалась в ее стихах и более, чем какие-то особенные художественные приемы, делает ее стихи узнаваемыми, даже если под ними не видим подписи.
Свой путь в литературе З.Гиппиус начинает как поэт. 1889-1893 гг - период становления раннего русского символизма - были для Гиппиус временем поисков собственного пути в литературе. Вся ранняя поэзия З.Гиппиус окрашена в тона, характерные для "поколения уставших" - поколения 1880-х годов, разочарованного в жизни, меланхолически скорбящего, пессимистически настроенного. И, конечно, в творчестве звучат распространенные в литературе того времени мотивы - сомнения в собственных силах, томление по смерти: "меня сомненья не тревожат. / Я смерти близость чувствовал давно" ("Отрада"). [118, 18].
Отход от декадентства и религиозное обновление, инициатором которого выступила Гиппиус в первые годы ХХ века, после входа на литературную сцену младших символистов, становится общим достоянием художественной культуры. Это заведомо порождает дефект современного восприятия поэтического и мемуарного наследия писательницы - ведь многие идеи и мотивы ее стихов, проникнув в кровь и плоть литературы, оказываются уже известными читателю из опыта ее младших современников.
Путь З.Гиппиус в литературу начался в конце ХІХ века. В предисловии к первому сборнику своих стихотворений (1889-1903) поэт очень четко сформулировала собственное понимание назначения поэтического творчества: "Во все времена стремление к ритму, к музыке речи, к воплощению внутреннего трепета в правильные переливы слов - было связано с устремлением молитвенным, религиозным, потусторонним, - с самым таинственным, глубоким ядром человеческой души. Это и есть печать поэзии, без нее нет ни одного истинного стихотворения, она - условие причастности поэта к поэзии". [6, 124].
З.Н.Гиппиус с бросающейся в глаза одаренностью, с ее острым умом, с ее пристрастием к "каламбурам в высшем смысле", с ее мистической таинственностью - производила на современников загадочное впечатление. Так, дружбу с нею А.Блок причислял к одним из самых значительных событий своей житейской и творческой биографии.
З.Гиппиус для выражения своих сугубо субъективистических переживаний, настроений, лирических песен, "молитв" (как она называла свои стихотворения) умела найти и соответствующий им - и необычайно звучащий язык, единственно точное слово, если нужно - небывалое, вновь созданное, новые образы, ритмы, звучания, поражавшие слух ее читателя. "Она расшатывала традиционную - и ставшую в