Вы здесь

Екологічні параметри свободи особистості.

Автор: 
Філатов Анатолій Сергійович
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2003
Артикул:
0403U000303
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
РЕАЛИЗАЗИЯ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТЬЮ В ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СРЕДЕ
Уже на раннем этапе антропогенеза, относящегося к эпохе палеоантропов,
самостоятельность гоминид обеспечивалась реальной эволюцией сознания.
Автономность древнейшего человека реализовывалась в условиях, когда только
самостоятельный  и инициативный поиск новых форм жизнедеятельности служил
гарантией сохранения существования. Причем, тут речь идет не только об
отдельном индивиде или даже коллективно-коммуникативной общности, но и в целом
о человеке как биологическом виде.
Таким образом, мы имеем дело со специфически человеческой способностью к
производству и операциональному использованию информации, которая детерминирует
потребность в деятельности и социальной свободе. Именно наличие и необходимость
самостоятельной деятельности определили историческое развитие человека, его
совершенствование. Этот фактор является одним из основных в социальной
эволюции, которая имеет свои специфические законы, отличающие ее от эволюции
природы.
Становление неоантропов, представляющих тип человека – Homo sapiens, утверждает
качественно новый принцип взаимоотношений живого с окружающей средой. Одной из
отличительных особенностей живых организмов в их отношениях с внешней природой
была различной степени приспособляемость к изменяющимся условиям существования.
В то время как человек уже на начальной стадии социальной эволюции не столько
изменяет себя, сколько пытается преобразовать природу. Тем самым человек
изначально закладывает и утверждает свою автономность в мире.
Хотя на первом уровне социальной эволюции, в условиях зависимого общества,
степень самостоятельности и самодеятельности человека была весьма невелика.
Присваивающий способ взаимодействия первобытного человека с природой оставлял
ему мало шансов для реализации свободы в социальной деятельности. Сам способ
взаимодействия и образ жизни формировали у человека психологию зависимого
общественного существа (на начальной стадии даже пред-общественного). Индивиды
настолько жестко были включены в организм зависимого общества, что их
социальная автономность, а тем более свобода только просматривались.
Надо сказать, что и следующий универсальный исторический тип общества, который
мы обозначаем как обусловленный, еще не дает достаточного простора для широкой
реализации социальной свободы личности. В этот период социально-исторического
развития мироощущение человека складывалось под влиянием «второй роли», которую
он выполнял по отношению к природе. Отсюда психология «подчиненного существа».
Для данного типа общества характерно доминирование сельскохозяйственного
производства, оформление которого начинается около десяти тысяч лет назад в
результате неолитической революции. Следует отметить, что сельскохозяйственное
производство продолжает доминировать в достаточно обширных регионах планеты
вплоть до сегодняшнего дня. Поэтому мы можем говорить лишь о различных степенях
преодоления такой психологии в современном мире.
Процесс производства средств существования, пожалуй, наиболее наглядно передает
суть состояния человека и его положения в мире. Как уже отмечалось,
организационные функции человека в этот период обусловлены его местом и
возможностями в системе взаимодействия общества и природы. Человек, живший
производящим хозяйством, занимаясь земледелием и скотоводством не мог
претендовать на большее, чем организовывать природные процессы в рамках
хозяйственной деятельности. Он был управляющим, но не хозяином. А потому
неизбежно возникновение чувства подчиненности и, если не безответственности, то
ответственности весьма ограниченной.
Ограниченная ответственность человека, проявлялась и в отношении к окружающей
природной среде. Свидетельством этому являются периодически возникавшие в эпоху
позднего средневековья страшные эпидемии чумы, являвшиеся следствием
безответственной человеческой деятельности. Эти эпидемии возникают в результате
агрессивной (и в этом смысле – безответственной) деятельности человека в
экологической среде. В известной мере, агрессивное отношение к природной среде
связано с совершенствованием предметно-практической деятельности человека и,
таким образом, более сильным воздействием на природные процессы. Очевидно, что
существует определенная связь между экологическими кризисами позднего
Средневековья и тем фактом, что только к XII веку Европа достигла уровня
развития производительных сил античного общества, а в последующие столетия это
развитие достигло высоких темпов.
Примечательно, что до XIV века чума на европейском континенте появлялась не
часто. Но уже в конце XIV века, в 1380 году, в Европе чума унесла 25 миллионов
человеческих жизней, что составило почти, что сорок процентов тогдашнего
европейского населения. А численность населения Англии, одной из наиболее
развитых европейских стран эпохи позднего Средневековья, с 1350 по 1380 годы
уменьшилось в два раза – с 4-х до 2-х миллионов человек [14, С. 198-199].
Стpашные эпидемии разразились с XV в. В течение этого столетия в Европе
произошло 13 крупных эпидемий чумы. Все они связаны с возросшей к этому времени
интенсивностью технологического воздействия человека на природную среду. Одним
из показателей такого воздействия был процесс урбанизации, рост численности и
плотности городского населения, отсутствие гигиены.
Или другой пример подобного рода, который приводится в книге «Современные
проблемы взаимодействия общества и природы». Ее автор Ю.К. Плетников отмечает:
«Как свидетельствует археология, значительную территорию Прикаспийской
низменности в XIII в. покрывали хвойные и лиственные леса. Население занималось
земледели