Вы здесь

Поезія Кристини Россетті у контексті естетикі прерафаелітизму.

Автор: 
Чернокова Євгенія Семенівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2004
Артикул:
0404U000828
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
СЕМАНТИКО-ПОЭТОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
НАРРАТИВНЫХ ПОЭМ КРИСТИНЫ РОССЕТТИ

2.1. Проблемы изучения творчества Кристины Россетти в современной научной литературе

Сейчас, более чем через сто лет со дня своей смерти, Кристина Россетти завоевывает все более важное место в истории английской литературы. Растущий интерес к ее поэзии и прозе, углубляющееся понимание их связей и с ранней, и с романтической классикой - Данте, Мильтоном, Дж. Гербертом, Китсом, изучение и новое "прочтение" ее жизни и творчества - все указывает на "возрождение" К. Россетти как писательницы [179, с.xlv]. Этот россетиевский ренессанс обеспечен, в основном, текстологическими и литературоведческими работами американских исследователей. В течение семидесяти пяти лет каноническими считались ее тексты, изданные Вильямом Майклом Россетти в 1904 году [173] и сопровождаемые его воспоминаниями и комментариями. Его мемуары и сегодня очень ценны, поскольку подробно описывают факты из жизни поэтессы, ее семьи и ближайшего окружения, являясь источником для всех существующих биографий Кристины Россетти. Однако, Вильям Майкл вносил в тексты произвольные изменения, убирая целые строки из середины одного стихотворения и помещая их в другое, разделяя стихотворение на несколько более коротких, давая свои названия и пр.
Восстановление подлинных текстов Кристины Россетти - заслуга Ребекки Крамп, которая в 1979-1990 гг. издала полное собрание стихотворений Кристины Россетти в трех томах, считающееся на сегодня наиболее полным и аутентичным [130].
Бетти Флауэрс удалось соединить достоинства обоих упомянутых выше изданий: в 2001 году она издает полное собрание поэтических произведений Кристины Россетти на основе выверенных текстов Р.Крамп с комментариями Вильяма Майкла Россетти [179].
Значительная по времени (творческий путь длиною в сорок лет) и по месту (в эпицентре прерафаэлитизма, одного из основных литературно-эстетических явлений в Англии второй половины ХIX века) позиция Кристины Россетти (1830-1894) делает ее фигуру одной из ключевых в истории развития английской поэзии целой эпохи.
Рассматривая литературоведческие работы, посвященные ее творчеству, нельзя не отметить особое значение, которое придают ученые биографическому фактору в исследовании и интерпретации ее текстов. Эту традицию начал М. Белл, опубликовавший в 1898 г. работу, в которой текстологические изыскания перемежались личными впечатлениями автора от бесед с Кристиной и Вильямом Майклом [119]. В дальнейшем практически все исследователи творчества Кристины Россетти подчеркивают влияние семьи: " В атмосфере литературных дискуссий в этом скромном доме, который всегда был полон революционно настроенных разрушителей принятого (organ-grinders), художников, принцев и благородных романтичных дам, таких, как крестная мать Кристины, бонапартистская принцесса, четверо детей Россетти вырастали, наблюдая многое и в то же время живя в своем собственном мире " [206, c. 25]. Впечатляет и список книг и авторов, которыми с детства увлекалась Кристина Россетти: "The Arabian Nights" и пьесы Метастазио34, романы Радклифф, Льюиса, Мэтьюрина, поэзия Ариосто, Тассо, Колриджа, Шелли и особенно Китса [117, c. 6]; при этом она считает Данте "величайшим из всех поэтов" [192, c. 140].35 В конце жизни среди ее любимых авторов - М.Эджворт, Ч. Диккенс, Э. Гаскелл, В. Скотт [206, c. 187]. Вильям Майкл, однако, считал, что Кристина - наименее " книжная" из всей семьи, она, скорее, схватывала, чем долго усваивала информацию [189, c.79].
Особенностью этой семьи было, так сказать, культурное двуязычие, соединение итальянского и английского начал:36 "итальянская музыкальность речи.., английская сдержанность и глубина чувств, итальянская привязанность к святым и их трудам, английская любовь к свежему воздуху ( хотя и никогда - к спорту), сельской жизни и тишине.., итальянская привязанность к семье... и английская любовь к честной игре и привязанность к различным животным" [185, c. 6].37
Высказывая мысль, достаточно спорную, о минимальности интеллектуального начала в поэзии Кристины Россетти, Л. Стивенсон объясняет это социокультурными обстоятельствами ее жизни и психологическими особенностями, а именно: викторианская женщина не должна была интересоваться глубокими проблемами или иметь свое мнение; социальная изоляция семьи предохраняла Кристину Россетти от современных проблем; она не имела ни классического образования Элизабет Баррет Браунинг, ни неутомимой любознательности Э. Бронте - Кристина Россетти сознательно самоустранилась от социального теоретизирования, которое Данте Габриэль навязывал пререфаэлитам, а религиозность, абсолютная вера защищали ее от воздействия материальных интересов или рационального сомнения [189, c.88].38
Отмечая огромное влияние Данте Габриэля на сестру (ему принадлежит заслуга публикации ее первых зрелых стихов в "Атенеуме", создание наиболее удачных иллюстраций к ее поэмам и вообще профессионально пристальное внимание ко всему, ею создаваемому), Д. Марш в одном из последних биографических исследований подчеркивает и сложность существования Кристины в такой талантливой семье - необходимость утверждения своей индивидуальности на фоне ее братьев и сестры [161, c. 21].
Еще одним широко комментируемым практически всеми исследователями биографическим моментом является личный эмоциональный опыт Кристины Россетти, его связь с творчеством, влияние на смысловые мотивы и отражение в образности. Речь идет о двух расторгнутых по религиозным мотивам помолвках (с художником Джеймсом Коллинсоном в 1848-1850 гг. и писателем Чарлзом Кэйли в 1866 г.). Это абсолютно достоверные факты39, безусловно, отразившиеся на тематике и настроениях произведений Кристины Россетти этого периода, чего нельзя сказать с уверенностью о теории Л.М. Пэкер о любви Кристины к шотландскому художнику В.Б. Скотту. Во-первых, сам факт этих отношений не подтвержден ни документами, ни свидетельствами современников. А во-вторых, "подгоняя" анализ творч