Вы здесь

Л.М.Толстой у творчому світі Д.С.Мережковського

Автор: 
Осмоловська Олена Юріївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2004
Артикул:
0404U001406
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2

ЛИЧНОСТЬ И ТВОРЧЕСТВО Л.ТОЛСТОГО В СТАТЬЯХ
И ИССЛЕДОВАНИЯХ 1880 - 1910-х гг.

Д.С.Мережковский вошел в литературу в 1880-х гг., а его первые замечания о творчестве Толстого пришлись на начало 1890-х, когда уже сложилась определенная традиция в оценке личности, учения и творчества Толстого журнальной критикой и писателями-современниками. Как известно, с момента публикации первой повести, "Детство" (1852), к Толстому был прикован постоянный интерес; не было, пожалуй, ни одного произведения, остававшегося без внимания его современников. Единодушное признание Толстого "самобытным и симпатичным в высшей степени талантом", создающим "доныне небывалые" (Н.А.Некрасов) [131, П., т. 10, с. 236], "превосходные" (И.С.Тургенев) [196, П., т. 2, с. 340], "верные натуре" (Н. Г. Чернышевский) [208, Т. 4, с. 682], "гениальные", "лучшие и истинно великие, что произвела русская литература" (Н.Н.Страхов) [цит. по 43, с. 856 - 857] произведения, с течением времени сменилось более спокойной и даже критической оценкой.
Причины расхождений в оценках личности Толстого, полемика вокруг его учения и произведений, - художественных, а также публицистических и религиозно-философских, - подробно и обстоятельно изучены в статьях и исследованиях И.Мальцева [94], Е.Купреяновой [73], Г.Н.Ищук [63, 64, 65], Г.Фридлендера [204], Л.Лурье [91], Б.Бурсова [32, 33], Г.Елизаветиной [55], Г.Галагана [38], Е.Маймина [92], Н.Арденса [7], С.Позойского [147], Б.Эйхенбаума [215], Э.Нуралова [136, 137], П.Куприяновского [74], Л.Опуль-ской [140], В.Евгеньева - Максимова [54] и мн. др.
Не останавливаясь на широко известных и уже изученных фактах, обратимся к литературе о Толстом конца 1880-х - 1910-х гг., т.е. к тому историко-литературному контексту, в котором писались статьи и исследования Мережковского о Толстом. Создавая собственную концепцию, Мережковский в значительной степени опирался на опыт своих предшественников и современников. Да и сам выбор имен для первого крупного исследования "Л.Толстой и Достоевский" (1900 - 1902) [104], а также включение в него анализа работ Ф.Ницше соответствовали основным направлениям развития критической мысли того времени. Разумеется, в рамках настоящего обзора нет возможности подробно проанализировать всю многообразную литературу о Толстом той эпохи. Поэтому предметом нашего внимания являются лишь те статьи и исследования, которые позволяют видеть тенденции, сложившиеся в это время, наметить самые существенные моменты в оценках личности, творчества и учения писателя.
Переворот в мировоззрении Толстого, сказавшийся как в его художественных произведениях, так и в ряде статей, трактатах, вызывал огромный интерес и находился в центре напряженного внимания в России и за ее пределами. Как известно, у Толстого было немало последователей и яростных противников, споры которых нередко выплескивались на страницы периодической печати, находили отражение в отдельных статьях и заметках. Причем творчество Толстого становилось предметом споров представителей различных литературных партий, эстетических течений, стремившихся представить писателя своим сторонником или судивших его с собственных позиций, что обусловило некоторую предвзятость или субъективность суждений. Когда же на литературную арену вступило новое поколение критиков и мыслителей, в оценках Толстого обозначились новые тенденции. На второй план отходили размышления о своеобразии его таланта, художественных открытиях, ведущее место стали занимать культурологические, религиозно-философские концепции. Это отразилось, в частности, в работах К.Леонтьева [79, 80, 81], Л.Шестова [211, 212, 213], Вл.Соловьева [176], Н.Бердяева [16, 17, 19, 20], В.Розанова [152, 154, 156, 158, 160] и мн. др.
В 1875 г. Толстой выпустил в свет переработанное издание "Новой азбуки и Русских книг для чтения" под названием "Новая азбука". Современники разошлись в оценках произведений, составивших этот сборник. В.В.Стасов, например, с восторгом писал о "простоте, правде и совершенстве" языка Толстого и сравнивал его с "лучшими созданиями Гоголя" [75, с. 61]. Один из рецензентов "Русской мысли", С.А.Юрьев, отмечал, что "годы, прошедшие со времени появления "Анны Карениной", не пронеслись для автора даром... Язык писателя окреп еще более, стал трезвее и мужественнее; он поражает своей библейской простотой. Кроме того, на нем видны явные следы сильного влияния народной речи, у которой автор умеет заимствовать меткость и выразительность ее оборотов" [10, с. 333 - 336]. В этих откликах, касавшихся мастерства Толстого-художника, не говорилось о происходившем переходе Толстого на новые позиции, о переломе в его мировоззрении, приведшем к стремлению утвердить в искусстве истину "народной веры".
1880-е гг. традиционно воспринимались отечественным литературоведе-нием и до сих пор зачастую осмысляются как эпоха духовного кризиса и решительного перелома Толстого (Я.С.Билинкис [25], К.Н.Ломунов [88, 89], Е.А.Маймин [92], Г.Я.Галаган [38], Л.Д.Опульская [140] и др.). Еще в дореволюционной критике возникло представление о противоречивости Толстого - прекрасный художник вступал в противоречие с плохим мыс-лителем (Н.К.Михайловский, архиепископ Никон (Рождественский), В.И. Ленин). В послереволюционное время Толстой-мыслитель неизменно рас-сматривался как мыслитель слабый, отсталый, выражающий идеалы хрис-тианского смирения и терпения, не понимавший роли революционного дви-жения и пр. (Я.С.Билинкис, К.Н.Ломунов, Н.Н.Арденс [7], Б.И.Бурсов [33], и др.). Правда, еще в 1911 г. Д.Н.Овсянико-Куликовский в известном очерке о Толстом писал, что ранний и поздний периоды творчества писателя не отделены пропастью, а тесно связаны между собой [138, с. 1 - 307]. После революции эту точку зрения активно отстаивала Е.Н.Купреянова. В одной из наиболее известных ее монографий "Эстетика Л.Н.Толстого" (1966) [73] она полемизировала с утвердившимся мнением, что духовный переворот писателя произошел не в 1880-х гг., а ясно проявился уже в романе "Анна Каренина", поэ