Вы здесь

Жанрово-стильова своєрідність „Былей и небылиц” В.І. Даля

Автор: 
Юган Наталія Леонідівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2004
Артикул:
3404U002949
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
НАРОДНОСТЬ "БЫЛЕЙ И НЕБЫЛИЦ"
2.1. Фольклоризм цикла Даля

Основой сказочных текстов "Былей и небылиц" являются фольклорные сюжеты. Они включены Далем и в реалистические произведения цикла.
В "Былях и небылицах" писатель активно использует народную сказку. Под сказками как фольклорным жанром мы понимаем "устные рассказы, бытующие в народе с целью развлечения, имеющие содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающиеся специальным композиционно-стилистическим построением" [179, 38].
Литературоведы давно обратили внимание на фольклоризм сказочной сюжетики "Былей и небылиц". И. Лупанова указала на заимствование сюжетов из устной народной традиции в сказке "Ведьма", в 1-ой части "О нужде, о счастии и о правде", 3-ем вставном сюжете "Милонеги". Она выявила книжные и лубочные источники сказок "О Строевой дочери", "О Емеле", "Илья Муромец", "О воре", 1-ой и 2-ой частей "Милонеги" [127, 337-343, 347-348]. В противовес ей К. Корепова назвала источником 3-его вставного сюжета сказки "О Милонеге" лубочный текст [105, 47-48]. На основании такого выборочного исследования произведений "Былей и небылиц" возникло мнение, впервые высказанное В. Гофманом [34, 246-249], о неоригинальности, "вторичности" используемого Далем фольклорного материала, что объяснялось своеобразием художественных установок писателя.
Между тем конкретный анализ убеждает в обратном. Если мы сопоставим включенные в цикл сказочные сюжеты с современным "Сравнительным указателем сюжетов восточнославянской сказки" [220], то обнаружим, что Даль воспроизвел в "Былях и небылицах" все основные жанрово-тематические разновидности народной сказки. Сказки о животных представлены здесь сюжетом "Волк-дурень" (СУС 122 А). Из волшебных сказок о "чудесном противнике" взят сюжет "Мальчик и ведьма" (СУС 327 F), о "чудесном помощнике" - "Чудесная корова" (СУС 511), о "чудесном предмете" - "Двое из сумы" (СУС 564), о "чудесной силе или знании (умении)" - "Илья Муромец" (СУС - 650 С*), "По щучьему велению" (СУС 675). Легендарные сказки характеризует сюжет "Кто съел просвирку?" (СУС 785). Из анекдотов о "глупцах и простаках" в цикл включен сказочный тип "В наказание лошадь привязана к телеге" (СУС - 1242 А*), "о супругах" - "Любовник в виде черта" (СУС 1358 А), "Упрямая жена" (СУС 1365 А, А*, В, F*), "Искусная жена" (СУС 1371 А*), "о невестах" - "Выходит замуж за чужого" (СУС 1468*), "о хитрых и ловких людях" - "Ловкий вор" (СУС 1525 А, Е), "Нужда" (СУС - 1525 В*), "Прохожие смотрят на человека, удящего на дороге" (СУС 1525С), "Обещание поставить огромную свечу" (СУС 1553 А), "Кража коровы и кожуха" (СУС - 1529*), "Конокрад и находчивый парень" (СУС - 1546*). В дополнениях к анекдотам указателя находим использованные Далем сюжеты "Мужик наехал на верстовой столб" (СУС - 2062*) и "Хозяин с работником в дороге" (СУС - 2120*). (В дальнейшем изложении мы указываем выявленные нами сюжеты в данных класси- фикационных формулировках без дополнительных сносок на СУС).
Но даже этот самый полный на сегодняшний день указатель сюжетов восточнославянской сказки не вобрал в себя весь фольклорный материал "Былей и небылиц". Автор использовал здесь оригинальные национальные анекдоты. Например, русский анекдот об обращении замерзшего хозяина к слуге с просьбой окликнуть лошадей, впоследствии пересказанный писателем в сборнике пословиц [56, 110]. Украинские - о размышлениях "хохла" по поводу панской охоты, что позднее был включен автором с пометой "млрс." в "Толковый словарь" [64, (I, 670)]; "Вірні слуги", "Провчив", обнаруженные нами в современном сборнике украинского фольклора [146, 34-36]. В цикле находим и незарегистрированный в указателе уникальный фольклорный сказочный сюжет "О том, как искали счастливого человека", известный по сделанной в Латвии записи [200, 320-321].
Кроме того, Даль в "Былях и небылицах" выходит за границы восточнославянского фольклора. Он воспроизводит оригинальные цыганские сказки о воровской и коммерческой деятельности национальных героев [212, 224; 247, 148; 256, 26-27, 64, 68, 72]; польский анекдот о плутовской проделке Простачка при продаже котелка глупому барину [169, 198-200]; популярный в восточном фольклоре сюжет о Насреддине и съевшей мясо кошке [71, 57].
Таким образом, поистине энциклопедические познания Даля в области сказочного фольклора позволили ему в "Былях и небылицах" представить народную традицию во всем богатстве. Автор здесь не только "пересказывает" известные всем сюжеты, но и впервые знакомит широкую общественность с некоторыми неизвестными до этого времени сказочными типами. Сделанное Далем в "Былях и небылицах" имело в 1830-е гг. значительную научную ценность.
При создании сказок цикла писатель опирался на сделанные в Оренбуржье записи свадебного обряда, сказок, легенд, преданий, песен, баллад, паремий [159, 441-504; 182; 183, 51-54; 184]. Он также пользовался изданными во второй половине XVIII - 30-х гг. XIX вв. сборниками народных песен, преданий, описаний праздников. В частности, из письма Даля к А. Краевскому из Оренбурга от 1 сентября 1837 г. известно, что автор был знаком с 1-ми частями "Сказаний русского народа о семейной жизни своих предков" И. Сахарова (1836) и "Русских народных праздников и суеверий" И. Снегирева (1837) [160, 169]. Сохранившиеся в "Записной книжке 1832-1842 гг." [43, 105, по нумерации кн. с др. стор. 9, 16-16 об.] выписки из "Древних российских стихотворений, собранных Киршею Даниловым" (1818) свидетельствуют об обращении Даля к этому сборнику.
Фольклорные сказочные сюжеты автор подвергает литературной обработке. Рассмотрим несколько примеров.
Народная сказка о животных "Волк-дурень", в которой высмеивается глупость сильного хищника, одураченного слабыми, но умными и хитрыми животными, приобретает в далевском тексте "О Георгии Храбром" остро сатирическое звучание. Как и в фольклоре, голодный волк у Даля ходит по совету святого поочередно к отдельным животны