Вы здесь

Діалог у контексті без/основності

Автор: 
Перепелицина Олена Анатоліївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2004
Артикул:
3404U004385
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
ДИАЛОГ В КОНТЕКСТЕ СООТНОШЕНИЯ ОСНОВОСТИ - БЕЗОСНОВНОСТИ
Согласно Новейшему философскому словарю, диалог - это "информационное и экзистенциальное взаимодействие между коммуницирующими сторонами, посредством которого происходит понимание" [114, с.320]. Наличием экзистенциальной составляющей диалог противопоставлен коммуникации, представленной в современном понимании как "тип взаимодействия между людьми, предполагающий информационный обмен" [134, с.414]. Взаимосвязь диалога и общения более тонкая. Не случайно М. С. Каган, разводя общение и коммуникацию, приравнивает общение к диалогу [68, с.141 - 156]. Действительно, присутствие информационной и экзистенциальной составляющих роднит эти два понятия, но общение, по-видимому, понятие более общее, ибо "имеет дело прежде всего с общими механизмами воспроизводства социального опыта и порождения нового" [134, с.414]. Диалог же всегда персонально акцентирован. В основе такого акцентирования лежит особое отношение человека к миру и Другому, представляющее собой реализацию отношений "быть" (в терминологии Г. Марселя и Э. Фромма), сущностью которых является признание абсолютной ценности Другого.
Как явствует из приведенного выше определения, целью диалогических отношений выступает стремление к пониманию. Однако обратим особое внимание на то, что понимание в диалоге не следует сводить к процессу "выработки новой информации, общей для общающихся людей" [68, с.149]. Не случайно результат диалога определяется по-разному: в нем видят и "слияние личностей" [134, с.244] и "приятие" (М. Бубер) Другого. Скорее, понимание в диалоге может мыслиться как "процесс постижения или порождения смысла" [114, с.767], общего для участников диалогических отношений.
Безусловно, такой процесс - явление сложное и многогранное, результативность которого складывается из сложного взаимодействия различных составляющих: рациональной, экзистенциальной, эмоционально-телесной.
Наш тезис состоит в следующем:
- в зависимости от того, какая из данных составляющих в процессе понимания оказывается ведущей, или иными словами, акцентируется, мы будем иметь дело с разными моделями диалога;
- каждая модель диалога является порожденной определенным вариантом соотношения основности - безосновности в человеческом переживании действительности, что делает ее наиболее востребованной именно в ситуации, фундированной данным вариантом соотношения.
Следует особо подчеркнуть, что, характеризуя ту или иную модель диалога посредством выделения акцентированной в ней составляющей, мы будем иметь в виду доминирование этой составляющей над другими, а не отсутствие последних.
2.1. Модели диалога
2.1.1. Классический (традиционный) диалог. Тот образ диалога, который воспринимается западной культурой в качестве традиционного, классического возник "как результат развития рационалистического способа толкования мира" [162, с.35]. Результатом такого диалога мыслится понимание, достигаемое благодаря выявлению рационального основания или оснований.
Как известно, рационалистическая модель ценностно-смыслового Универсума оформляется в период модерна, хронологической точкой отсчета которого признается V век н.э. - конец античности - начало христианского мира. Однако наиболее яркий образец классического рационалистического диалога традиционно находят в античности, признавая таковыми диалоги Сократа с его учениками.
Понимая философию "не как умозрительное рассмотрение природы, а как учение о том, как следует жить" [4, с.69], Сократ, как известно, не признавал письменную форму изложения, а общался с учениками только устно, в форме беседы или спора, применяя особый, характерный для него метод.
Так как беседы Сократа остались не записанными им самим, о характере и методе ведения им диалогов мы можем судить лишь по литературным попыткам их воспроизведения учениками великого философа Ксенофонтом и Платоном. Однако трудность состоит в том, что оба ученика не избежали искажений в изображении своего учителя: в "Воспоминаниях о Сократе" Ксенофонта [80] Сократ лишен присущей ему саркастичности и остроты суждений, в платоновских диалогах он часто излагает философские взгляды самого Платона. Таким образом, возможны искажения реальных сократовских диалогов и с точки зрения метода их ведения, и с точки зрения содержания.
Тем не менее, не подлежит сомнению, что изображение воздействия, которое диалектическая беседа Сократа оказывала на собеседников, в платоновских диалогах соответствует действительности. Чрезвычайно ярко это воздействие описывает один из героев "Пира" Алкивиад: "Когда я слушаю его, сердце у меня бьется гораздо сильнее, чем у беснующихся корибантов, а из глаз моих от его речей льются слезы; то же самое, как я вижу, происходит и со многими другими. Слушая Перикла и других превосходных ораторов, я находил, что они хорошо говорят, но ничего подобного не испытывал, душа у меня не приходила в смятение, негодуя на рабскую жизнь мою. А этот Марсий приводил меня часто в такое состояние, что мне казалось - нельзя больше жить так, как я живу" [119, с.148].
Оказанию такого воздействия, несомненно, способствовали, во-первых, метод ведения Сократом диалога, а во-вторых, специфика содержания. И о первом и о втором мы можем судить, в особенности, по ранним платоновским диалогам, в которых образ Сократа еще практически не подвержен влиянию собственно платоновских философских идей. Таковы, например, "Лахет", "Хармид", "Лизис" и некоторые другие. Предметом обсуждения во всех "сократовских" диалогах выступают вопросы этики (например, "мужество", "справедливость" и т.п.), но содержанием является определение сущности этических понятий. Так в "Лахете" Сократ в диалоге с Лахетом стремится придти к сущности понятия мужества. Первоначально на вопрос Сократа, что такое мужество, Лахет предлагает определение, которое кажется ему соответствующим: мужественен тот, "кто добровольно остается в строю, чтобы отразить врагов, и не бежит" [118, с.236]. Сократ не отрица