Вы здесь

"Сміховий світ" прози Леоніда Андрєєва

Автор: 
Гомон Андрій Михайлович
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2004
Артикул:
3404U004938
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

ГЛАВА 2. ФОРМИРОВАНИЕ "СМЕХОВОГО МИРА" РАННЕЙ ПРОЗЫ Л. АНДРЕЕВА (1898 - 1902)

"Убивают не гневом, а смехом".
Ф. Ницше, "Так говорил Заратустра"
2.1. Первые рассказы, судебные очерки, фельетоны

Первые пробы пера Леонида Андреева относятся к 1892-1897 годам - времени его учебы на юридическом факультете Петербургского, а позже - Московского университета. Тогда были созданы рассказы "В холоде и золоте" (1892), "Обнаженная душа" (1894), "Он, она и водка", "Загадка", "Чужак" (все - 1895-1896); повесть "На избитую тему" (1897); сказка "Оро" (1897 - 1898), а также некоторые другие произведения, оставшиеся неопубликованными.
Первые произведения начинающегося писателя при всем их несовершенстве в художественном отношении ("незрелы, беспомощны, подражательны" (Л. Иезуитова) [78, с.14]), по справедливому замечанию В. Шакурова, "объединены своеобразной концепцией мира и человека, которая складывается у Андреева в это время. В этом смысле можно утверждать, что молодой писатель уже в 1890-е годы был творцом того особого мира, который расцветает... в его зрелых произведениях 1900-х - 1910-х годов" [175, с.32]. Особо следует отметить раннюю, стилизованную в духе романтизма, сказку "Оро", о которой упоминал О. Волжанин [49], в 1897-1898 годах заведовавший редакцией газеты "Московский вестник". "Оро" показательна в том отношении, что ее герои ("черный, угрюмый, худой, чудовищно-безобразный" демон Оро и "светлый, божественно красивый, полный неземной прелести" дух добра Лейо) и коллизия ("надзвездный" бунт) предвещают гротесково-парадоксальные, иронические "Сказки дьявола" Андреева.
Окончив весной 1897 года Московский университет и став помощником присяжного поверенного, осенью того же года Андреев начинает сотрудничество с "Московским вестником" в качестве судебного репортера, а чуть позже переходит в газету "Курьер" в том же качестве. Судебные отчеты Андреева (их на протяжении 1897 - 1903 годов было написано около четырехсот), как отмечал В. Гиляровский, приобретали характер "художественных" и "читались с захватывающим интересом" [60, с.170]. По воспоминаниям одного из тогдашних сослуживцев будущего писателя - Я. Иванова, "нашей задачей сделалось освободить судебную хронику от рутины, сделать ее интересной и полезной для читателя, найти в каждом сухом деле "изюминку", сделать понятными вердикты присяжных. Главную роль в этом играл Леонид Андреев, всегда находивший за формальной сеткой реальной пошлости "общечеловеческую сущность"... Кроме судебной хроники Л. Андреев иногда давал отчеты чисто литературного характера... В коридорах суда иногда перекатывался смех по поводу остроумных и метких характеристик Андреева" [150, с. 25-26].
Работа Андреева в суде и сюжеты его многочисленных репортажей под смеховым углом зрения отразились в ряде его зрелых произведений, так или иначе связанных с судебной тематикой и вопросами юриспруденции - в "Защите" (1898), "Мысли" (1902), "Моих записках" (1908), пьесе "Кающийся" (1913) и др. Среди них и новелла "Валя" (1900), в основу которой был положен судебный отчет "Пять лет неизвестности" (Курьер.-1899.-13 сент.). Сюжет произведения демонстрирует суть поговорки: "Закон - дышло, куда хочешь, туда и воротишь". Такое применение "закона" искалечило судьбы всех героев, которые так и не смогли понять, "как трое судей могут не согласиться с тем, что решили трое таких же судей, когда законы одни и там и здесь..." [5, т.1, с.131-132].
Образ Фемиды как "двуликого Януса" лежит и в основе автобиографической новеллы "Первый гонорар" (1900). Сюжет новеллы анекдотичен: блестяще, по всем правилам, проведя одну из первых защит, начинающий адвокат Толпенников неожиданно понимает, что оправдал мошенников. "Действительность" (генеральша Пелагея фон Брезе "действительно виновна") и "очевидность" ("А другой раз вы только с приказчиками не разговаривайте" [5, т.1, с.225]) трагикомически не совпадают. В "Первом гонораре" впервые возникает "характерная для художественного мира Андреева ситуация иронии самой жизни" [77, с.213].
Ироническое воспроизведение процессуальных особенностей судопроизводства очевидно также и в более позднем рассказе "Христиане" (1906), в котором прослеживаются атрибутивные элементы формы репортерского отчета, что, по мнению М. Горького, "усиливает впечатление" [99, с.421]. Произведение строится на развертывании "этического парадокса" (ср.: "Тьма", 1907; "Иуда Искариот", 1907). Героиня рассказа, "свидетельница Караулова", на том основании, что она проститутка, свои неожиданным отказом от "простой формальности" (христианской присяги) вносит смятение в привычный, комфортный ("весело, тепло, уютно" [5, т.2, с.175]), хорошо отлаженный механизм правосудия, "и вместо плавного, отчетливого, стройного постукивания судебного аппарата получалась нелепая бестолковщина" [5, т.2, с.184]. По верному наблюдению Л. Иезуитовой, "в "Христианах" удачно сочетаются элементы судебного репортажа (строгое изложение процедуры суда) с элементами пародии на него (явный иронический отсвет, ставящий под сомнение возможности этого описательного жанра проникнуть в суть происходящего, рассказать "правду" о нем)" [77, с.198]. Ироническое изображение суда находим и в небольшом рассказе-сценке "Старухи" (1903).
Таким образом, работа Андреева судебным репортером, его размышления и наблюдения в этой области, использованные им в дальнейших художественных исканиях, могут рассматриваться как первые творческие шаги начинающего писателя, повлиявшие на формирование андреевской модели мира и человека, в том числе и ее смеховой составляющей.
С февраля 1900 года Андреев начинает регулярно печатать в "Курьере" свои фельетоны. По подсчетам исследователей, всего в "Курьере" было опубликовано свыше двухсот андреевских фельетонов. Они выходили двумя циклами: ежедневные "Впечатления" (с 27 января 1900 по 5 апреля 1902) за подписью Л.-ев и большой воскресный фельетон "Москва. Мелочи жизни" (с 14 мая 1900 по 13 октября 1902; "Впечатление" от 27