Вы здесь

Взаємодія особистісної та соціальної ідентичності (соціально-філософський аналіз).

Автор: 
Зубенко Алла Сергіївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2005
Артикул:
0405U001114
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
ЛИЧНОСТНАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ
2.1. Взаимосвязь личностных и социальных аспектов в структуре идентичности
Как уже говорилось в первом разделе, в понятии идентичность сочетаются два
значения: «идентичности с самой собой (самость) и идентичности как того же
самого» [82, c. 20]. Сложность заключается в том, как понимать неизменную
самость в реально изменяющихся контекстах (культурных, социальных,
политических) длительностью в целую жизнь. Двойное тождество, схваченное в
понятии, создает неисчерпаемое напряжение между индивидуальным и коллективным,
уникальным и общим, внутренним и внешним, так как очищенный до прозрачности
первый смысл предполагает некоторую единичность в субъекте, а второй отсылает к
норме, типу, классу, или как минимум, к образцу [57].
На наш взгляд, существует необходимость в структурировании идентичности таким
образом, чтобы можно было охватить в ней аспекты тождества и различия,
разделение на личностную и типы более широкой степени общности.
Возможность такого структурирования предоставляет синергетический подход,
который позволяет показать не только структуру идентичности в ее целостности,
но и в ее динамике и развитии, во взаимодействии внутреннего и внешнего.
Синергетический подход (И. Пригожин, И. Стенгерс, С. Курдюмов, С. Капица,
А. Аршинов), рассматривая сложные открытые самоорганизующиеся системы, к числу
которых можно отнести и структуру идентичности субъекта, формирует понимание
того, что система – это не просто совокупность частиц, не их сумма, а что-то
новое, целостное. Система – не больше и не меньше чем сумма ее частиц, она –
качественно другая. Частицы, которые входят в систему, подчиняются принципу
согласования и развиваются в одном темпе со всей системой. Подсистемы, из
которых складываются открытые системы, подвержены процессу спонтанного
изменения (флуктуации). В некоторый момент эти флуктуации приводят к коренным
изменениям в самой системе: последняя или разрушается, или переходит на другой
уровень организации. Происходит это в так называемых «точках бифуркации». Как
раз в этот момент происходит спонтанное возникновение порядка из хаоса. В таких
состояниях систем, которые в точках бифуркации далеки от равновесия
(неуравновешенное состояние систем), даже очень слабые, случайные влияния могут
усилиться до гигантских масштабов и привести к развалу существующих структур.
Самоорганизованные системы имеют свою логику развития, и внешне им нельзя
навязать пути эволюции. Поэтому важным является необходимость познания
вариантов возможного поведения систем и путей вывода ее на эти пути. Для
сложных систем существует несколько, нередко альтернативных путей развития, но
в точках бифуркации существуют определенные границы возможных преобразований.
Искусство управления системами заключается, прежде всего, в правильном выборе
точек влияния на них. В данном случае главным становится не сила влияния на
систему, как в линейных процессах, а правильная архитектоника управленческих
решений, малые, но точные резонансные действия [78].
Изложенное понимание развития открытых сложных самоорганизованных систем
позволяет рассматривать идентичность как многоуровневую структуру, а также
позволяет обобщить различные представления о процессе идентификации и описать
его как претерпевающий трансформации в процессе жизнедеятельности человека в
результате взаимодействия личности с окружающей социальной средой и изменения
внутренней структуры личности. Таким образом, формируется не только возможность
рассмотрения процесса становления идентичности как целостной системы, но и
возможность учитывать растущую роль различительной стороны этого процесса. Мы
считаем, что для современных условий это особенно важно, так как в
постиндустриальном обществе все большее число людей принимает
исследовательско-рефлексивную ориентацию и, соответственно, люди понимают себя
и свою идентичность как объекты, которые подвергаются существенным
модификациям, и начинают вполне сознательно принимать попытки психологической
трансформации и социальной реконструкции самих себя.
Факт многоуровневости идентичности был отмечен еще А. Адлером. Автор
подчеркивает, что система идентичностей является не просто комбинацией
элементов, а взаимосвязанной, многоуровневой системой [132].
По отношению к личностной идентичности социальная идентичность рассматривается
как более широкое понятие. Точнее, личностная идентичность входит в структуру
социальной идентичности. К примеру, в структуре социальной идентичности
выделяют личностную, ролевую и групповую социальную идентичность [56].
Согласно данной классификации, личностная социальная идентичность представляет
собой часть индивидуального «Я», которое частично подвергается влиянию членства
в специфических социальных группах разделенного опыта социализации,
осуществляемого совместно с членами различных групп. Образ «Я» состоит из
различных стереотипов, аттитюдов и ценностей, которые личность приобретает
вследствие членства в группах. Некоторые из этих особенностей могут быть более
выражены, но все они являются составными компонентами саморепрезентации.
Значение такой идентичности можно охарактеризовать в виде ответа на вопрос
«Каким типом личности я являюсь?» или «Кто я есть как X?» (где Х- определенная
группа или социальная общность). Это понимание социальной идентичности наиболее
часто исследуется в контексте развития личности в качестве одного из аспектов
развития Я-концепции в процессах социализации и интернализации. Наиболее
типичные модели социальной идентичности этого типа были разработаны в теориях
развития гендерн