Вы здесь

Динаміка суспільного-політичного розвитку Республіки Молдова в контексті етнополітичного конфлікту

Автор: 
Дирун Анатолій Вікторович
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2005
Артикул:
3405U002394
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

ГЛАВА ІІ
ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО
КОНФЛИКТА В РЕСПУБЛИКЕ МОЛДОВА
2.1. Изменение этнополитической ситуации в Республике Молдова
в конце 80-х - начале 90-х гг.
События, происходившие в конце 80-х и начале 90-х гг. на территории союзных
республик выявили достаточно общую тенденцию, а именно социальные
преобразования и проведение реформ в советском государстве начали приобретать
этническую содержательность в ее наиболее явных формах.
В этой связи, анализ этнополитической ситуации в Молдавии в указанный период,
необходимо проводить в контексте исследования проблемы легитимации власти в
полиэтнонациональной среде. Так как легитимационный ресурс власти, основанный
на этнической идентификации, порождает в политической системе соперничество с
господствующем общественным порядком. В результате чего происходит “политизация
этничности” в борьбе за первенство власти и реализацию прав этнической
периферии на самоопределение, и отделение от центра.
Легитимность власти в системе “центр-периферия” формируется в специфических
условиях огромного разнообразия интересов: этнических, региональных,
социокультурных, что создает трудности в становлении признаваемым большинством
системы ценностей, следовательно, осуществлении властных функций посредством
демократических методов и способов. Легитимация или ее отсутствие в
полиэтничной среде, составляющей политическую систему, есть условие
устойчивости национально-государственного образования. Если легитимацию
рассматривать как этический аспект власти, то ее формирование в полиэтничной
среде зависит от систем этнонациональных ценностей.
В этой связи уникальность и специфика этнополитической ситуации в Молдавии
заключалась в наличии двух противоположных общественно-политических тенденций
внутри “доминирующего” молдавского этноса. Это, собственно, “молдавенисты”,
выступающие за возрождение национальной культуры, традиций и румынисты,
ратующие за присоединение Молдавии к Румынии. “Румыны, молдаване - как хотите,
- заявлял впоследствии идеолог молдавских румынистов А.К. Мошану, - разделены
на две части. Одна часть, у которой есть представление о своей родословной,
которая понимает, что говорит на румынском языке, что она является частью
своего народа. Эта часть населения есть именно та, которая с конца 80 начала 90
годов участвовала, участвует, и будет участвовать здесь в движении за
национальное освобождение” [114, с.126].
Политика радикального национализма в своей основе строится не на противоречиях
ценностей социального порядка, а на противоречиях межэтнических отношений. В
этих условиях источником власти становится этнодифференцирующий принцип
“мы-они”, “свой-чужой”, “коренной-некоренной”.
Об этом свидетельствует эволюция процесса легитимации власти в Молдове, которая
в своем развитии прошла несколько этапов:
Первый, осенью 1988г. “румынисты” - приступили к обоснованию идее о придании
государственного статуса только молдавскому языку, о признании его идентичности
с румынским и его переводе на латинскую графику. В массы был брошен также
лозунг “Один язык – один народ!”.
В начале 1989г. были опубликованы законопроекты о языковом режиме. Наиболее
одиозным был проект, появившийся 16 февраля 1989г. в органе Союза писателей
Молдавии газете “Литература ши арта”, который отрицал право родителей выбирать
язык обучения детей и предусматривал (ст.13.) административную и даже уголовную
ответственность должностных лиц, допускающих в официальном общении иного языка,
нежели государственный. 30 марта 1989г. Президиум Верховного Совета МССР вынес
на всенародное обсуждение законопроекты “О статусе государственного языка МССР”
и “О функционировании языков на территории МССР” [123, с.173].
В связи с этим стоит отметить, что формирование легитимации власти в системе
многонационального государства испытывает на себе влияние этнодифференциирующих
факторов, которые могут противостоять “центру”, его стилю поведению в решении
различных вопросов. “Центр” может идентифицироваться с разными стилями
поведения и образа жизни, которые не всегда понятны “периферии”.
Так, результатом изучения в Приднестровье предложенных законопроектов стало
обращение внеочередной сессии Тираспольского Городского Совета от 23 мая к
Президиуму Верховного Совета МССР в котором говорилось: “Считаем, что
альтернативным решением существующей языковой проблемы должно стать принятие
закона о функционировании на территории МССР двух государственных языков:
молдавского и русского. Сессия считает необходимым продлить сроки обсуждения
законопроектов до проведения пленума ЦК КПСС по межнациональным отношениям, а
затем провести в Молдавии по обсужденным вопросам всенародный референдум” [114,
с.134].
Данное решение интересно в двух аспектах. Во-первых, оно отражает сохранявшуюся
в народе веру в руководство компартии, веру в то, что “Москва” не допустит
ущемления законных прав миллионов тружеников. Во-вторых, требование проведения
всенародного референдум исключительно редкого для тех лет политического
инструмента, (ибо компартия никогда им не пользовалась за все годы своего
правления) показывает, что “периферия”, выступая за модернизацию политической
системы национально-государственного устройства Молдавской ССР, вносит
требование реализации реального плюрализма в политический режим.
В это же время в “политическом пространстве” Молдовы обозначаются позиции
основных “акторов” представляющих диаметрально противоположные интересы.
Необходимо отметить, что формирование партий и общественно-политических
движений в системе “центр – периферия”, продиктовано практикой переходного
периода и условиями рефо