Вы здесь

Специфіка авторського самопізнання в прозі М.М. Зощенка ("Возвращённая молодость", "Голубая книга", "Перед восходом солнца")

Автор: 
Свириденко Ірина Анатоліївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2005
Артикул:
0405U003791
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

раздел 2, § 1), является органичным для писателя. Прозаик "вплетает" документальные факты и научный материал в самую ткань художественного произведения. Будто продолжая мысль своего учителя, академика И. Павлова, Зощенко утверждает: "Я не знаю дальнейшей судьбы советского романа, однако, пока что в романе явственно намечается линия факта истории и документа в художественной переработке <...> мне думается, что именно тут, в области факта (я беру широко: история, наука, воспоминания) 1 могут быть открыты новые жанры. А те жанры, какие мы знаем, - недостаточны, и литература вряд ли на них остановится" [1, Т.1, с. 34].
Несомненно, одна из целей "Возвращенной молодости", что неоднократно отмечалось исследователями, - популяризация научных знаний, подача их в упрощенной форме, доступной массовому читателю. Жанр, объединяющий развлекательное повествование и документальный материал, с одной стороны, более убедителен, с другой - "мотивирует" читателя, поддерживает его интерес к чтению. Кроме того, Зощенко действует в русле своей декларативной борьбы с психологизмом в литературе, утверждая своим произведением новаторские тенденции в советской литературе: синтез науки, искусства, социальной педагогики. На самом деле, в "Возвращённой молодости", несомненно, присутствует психологизм, принимая свои, отличные от классической русской литературы, формы. Автор не обращается впрямую к проблемам внутреннего мира человека, в прозе Зощенко мы не найдём подробных и глубоких изображений чувств, мыслей и переживаний героев. Однако в настоящей повести, как и в последующих, разрешаются экзистенциальные вопросы, связанные с познанием различных составляющих "я". Такая идейная проблематика обусловливает специфику психологизма, являющегося результатом отражения авторской психологии. Это выражается и в философско-ироничных интонациях, звучащих в повести о профессоре Волосатове (на наш взгляд, они вскрывают внутреннее отношение Зощенко к рецепту возвращённой молодости, который использовал главный герой), и в логических умозаключениях в научных комментариях; в метких авторских наблюдениях, жажде познания, интересе к человеку как к уникальному и противоречивому явлению что отражается и в постоянно возникающих в тексте постановочных вопросах исследовательского характера ("Здесь следует сделать такое сравнение - мозг здоровый, нормальный и мозг больной, истощённый. Какая же разница в их работе? И в чём именно эта разница?").
Задача автора - научить читателя жить осознанно. Для этого необходимо познать себя, свою физиологию и психологию. Познать с помощью науки. Кроме теории И. Павлова, которую писатель считал "основным руководством над своим телом", заключающимся в "умении создавать правильные привычки" [78, Т.3, с. 143], писатель широко использует идеи Зигмунда Фрейда о возникновении неврозов и их лечении с обязательным проникновением в сферу бессознательного, обращается к понятию сублимации. Так, рассуждая об источнике вдохновения, он пишет: "Вдохновение - не совсем нормальное состояние. Это скорее перегрузка, это высокая работа организма за счет других, более низких, функций. Это так называемая "сублимация" [78, Т.3, с. 94]. Более того, именно теорией сублимации Зощенко объясняет плодотворность Бальзака, рождение романа "Новая Элоиза" Ж.Ж. Руссо, а "болдинскую осень" Пушкина называет "классическим примером сублимации".
Однако, если увлечение Зощенко теориями З.Фрейда и И.Павлова общеизвестно (в библиотеке писателя представлены все дореволюционные и послереволюционные издания русских переводов З.Фрейда, а также собрание сочинений И. Павлова, специальные журналы и монографии), то информация о влиянии на Зощенко работ швейцарского терапевта и психолога Поля Шарля Дюбуа малоизвестна и весьма ценна для понимания авторской концепции самопознания в "Возвращенной молодости". Именно эти работы послужили теоретическим обоснованием для научного комментария к "Возвращенной молодости". Показательно, что Дюбуа, рассматривая неврозы, имеющие в первопричине факты психологического, а не соматического генеза, использует термин "психоневроз" (именно таков был официальный диагноз М.Зощенко - И.С.). Возможность исцеления ученый усматривал, в первую очередь, в терапии, построенной на беседе с больным, в процессе которой к последнему должно прийти осознанное понимание причин болезни. Он писал: "...мы слишком резко противополагали друг другу дух и тело <...>. Нет таких соматических явлений, как бы они ни были ничтожны, которые не оказывали бы влияние на психику, и, что ещё несомненнее, нет таких душевных явлений, которые не отражались бы на функциях организма" [89, с. 65]. Кроме того, именно Дюбуа принадлежат идеи о том, что чувствительные люди заболевают от чрезмерной мнительности, что им свойственны тревожные "умственные представления", в связи с чем основной целью лечения является их изменение путем логического анализа.
В комментарии IX Зощенко, рассуждая о причинах неврастении, утверждает: "Непрестанно думая об одной и той же вещи, о вещи чаще всего тягостного характера, человек способен заболеть неврастенией. Ибо, думая непрестанно, мозг не находит отдыха и, переутомляясь, начинает работать неправильно, создавая этим неправильную работу внутренних органов и самоотравление организма. <...> Человек может перераздражить свой мозг, думая и непрестанно беспокоясь, ну, скажем, о личной своей судьбе или о судьбе близкого человека, или даже, скажем, о своей комнате, которой он не доволен" [78, Т.3, с. 121]. Рецепт излечения автор "Возвращенной молодости" предлагает также в соответствии с теорией Ш. Дюбуа: "Эти мысли и воспоминания физическим путем убрать нельзя. Их можно убрать лишь единственным способом - дать им иную оценку. <...> Причем такая новая, облегчающая оценка создается не путем, что ли, самовнушения, это создается прежде всего логическим рассуждением" [78, Т.3, с. 122].
В ходе занимательного повествования о профессоре, а также научного комментария поднимается и разрешается ещё одна