Вы здесь

Грецький розспів у контексті російської церковно-співацької практики середини ХVII - ХVIII століть

Автор: 
Каплун Тетяна Михайлівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2005
Артикул:
0405U004703
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОГО РОСПЕВА
КАК МУЗЫКОВЕДЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

2.1 Историографические предпосылки изучения
греческого роспева

Впервые вопросы истории греческого роспева были освещены в труде основоположника русской музыкальной медиевистики Д. Разумовского "Церковное пение в России" [М., 1867, с. 111-120].
Значительное место в работе занимает проблема происхождения греческого роспева в русском церковном пении середины XVII века.
Своеобразие подхода этого автора заключается в том, что он поначалу вводит термин "старогреческое пение" [224, 111-114], подразумевая под этим кондакарный распев. С одной стороны, это справедливо, так как кондакарный распев в своё время появляется в репертуаре древнерусских церквей ещё во времена Киевской Руси как почти прямое заимствование соответствующих распевов византийской церкви со всеми их особенностями, включая интенсивную мелизматику. Но именно этот, мелодически наиболее развитый, стиль и тип напевов оказался для русских церковных певцов Киевской Руси в известной мере достаточно чуждым и слишком далеким от традиций национальной мелодики. Это явилось причиной того, что он достаточно скоро вышел из употребления.
"Новая эпоха греческого роспева в России начинается с того времени, когда Новгородский архипастырь Никон ... повеле в соборном епархиальном храме св. Софии пети греческое и киевское пение" [224, 114].
Можно поставить вопрос: существует ли что-то общее между кондакарным распевом и греческим? Данная проблема не разрешена у Д. Разумовского, а более поздние исследователи к этому вопросу не обращались в должной мере, так как непосредственно воспринимаемой общности между "старо-" и "новогреческим" (по Разумовскому) распевами не обнаруживается, не говоря уже о том, что запись песнопений с их особой нотацией не поддается полной расшифровке. Впрочем, несмотря на это, общие контуры мелодики и удельный вес мелизматики по образцам, зафиксированных этой нотацией, определить нетрудно.
Как пишет далее Д. Разумовский, "Никон познакомился с греческим роспевом чрез Юго-западные православные братства. ... В исходе первой половины 17 века, православные братчики Юго-Западной Руси, теснимые Униею, стали в значительном числе приходить в Великую Россию ... Они приносили с собою нотолинейные книги, нередко говорили о греческом роспеве и указывали на него русским певцам в нотных книгах. Употреблением сего роспева при Богослужении Никону представлялся случай восполнить значительный недостаток греческого роспева в Великорусской церкви, и показать свое единомыслие с Юго-Западными православными братствами" [224, 114-115].
Автор указывает на значительную роль роспева в богослужебном пении Московского Воскресенского Новоиерусалимского монастыря, в библиотеке которого находились первые русские нотолинейные рукописи (Ирмологионы) с греческим роспевом 1652 г. (об атрибуции этих рукописей мы уже упоминали выше - см. с. 34 настоящей работы).
Исследователь подчеркивает, что "утверждению греческого роспева в церкви русской много способствовали греки" (патриархи Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский, диакон Мелетий, певец и архимандрит Дионисий "с товарищи") [224, 116].
"Во второй половине 17 века греческий роспев сделался известен в довольно значительном числе видов, и неоднократно исполнялся при открытом, торжественном Богослужении ... во многих московских храмах" [там же, 117]№.
Д. Разумовский пишет также о том, что "государевы и патриаршие певчие дьяки, совершая пение с греческими певцами во храме, весьма легко могли записывать с голоса греческих певцов" [224, 117].
Интересно замечание ученого о причинах переложения греческого роспева на безлинейные ноты:
1. "Уважение к новоявившемуся греческому роспеву";
2. "Недостаток этих песнопений в нотнолинейных рукописях полученных Великою Россиею от Юго-Западных братств" [224, 117].
Далее ученый пишет о том, что "Алексей Михайлович, по совету и благословению патриарха Иосифа, отправил Арсения Суханова в Иерусалим для описания св. мест, и того, как греки церковный чин и пение содержат. Арсений Суханов привез в Москву немалое число греческих нотных рукописей" [225, 115].
______________
№ Обращаем внимание на выделенные слова, поскольку не исключаем, что за ними стоит определенная классификация разновидностей песнопений греческого роспева.
Эта информация дает основание для поиска тех греческих нотных рукописей, которые могли стать одним из источников русского греческого роспева в русской певческой культуре.
Известен исторический факт, что после трудного ухода Никона с патриаршего престола, он предпочел жить в построенном по его радению Московском Воскресенском Новоиерусалимском монастыре.
"По удалении Никона от дела и занятий патриарших, Никон, таковый обычай имяще: по все дни, по литургии молебен певаше Пресвятой Богородице греческим согласием (в вышеупомянутом монастыре - Т. К.). Исполнителями сего согласия были южноруссы и греки, в которых не имел недостатка Воскресенский монастырь" [224, 115].
Помимо вышеперечисленных вопросов по истории греческого роспева, Д. Разумовский рассматривает роль осмогласия в роспеве. "Греческий роспев подчинялся осмогласию, основному закону всякого Богослужебного пения христианской церкви. Этот роспев заключал в себе восемь гласов, совершенно различных между собою, по своему техническому устройству" [224, 117].
Затем автор рассматривает каждый глас со стороны звуковысотной характеристики (окончательный и господствующий звуки гласа, звуковой объем). Делая выводы по проблемам осмогласия в греческом роспеве, ученый заключает, что:
1. "он отличается от всех принятых в Русской церкви родов пения знаменного, славянского и собственно русского";
2. "гласы греческого роспева различаются между собою если не областию своею (то есть звуковым объемом - Т. К.), то каким-либо из трех главных элементов области, то есть, или господствующим звуком,