Вы здесь

Маргінальність в умовах трансформаційних процесів сучасного суспільства

Автор: 
Кемалова Ліля Ісметівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2006
Артикул:
0406U002769
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2 ОБЪЕКТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ МАРГИНАЛЬНОСТИ И ЕЕ ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
2.1. Онтологическая укорененность маргинальности
Целью данного подраздела является выяснение объективных оснований
маргинальности как следствия эксцентрической природы человека, его эссенции.
Маргинальность обладает социально-онтологической ценностью. Согласно такому
подходу, все новое (социальные структуры, отношения) возникает только на
границе, на изломе, при переходе от одних структур и отношений к другим.
В онтологии маргинальность понимается как «характеристика некоторых форм и
способов бытия, становления и изменения бытия, то есть как динамический момент
в бытии, а также как специфическое положение в бытии, особый онтологический
статус, предельное состояние» [36, c. 27]. Поскольку главные характеристики
бытия – хаос и порядок, гармония и дисгармония, то маргинальность предстает как
внутренняя характеристика бытия, ибо содержит в себе момент постоянного
развития, изменения. В условиях усиления энтропийных процессов порядок уступает
место хаосу, наступает дисгармония. По отношению к социуму этот процесс имеет
несколько этапов:
Этап кризиса (накопление деструктивных сил, пересмотр ценностных ориентиров,
пренебрежение к жизни). Происходит отчуждение человека от общества, рост
аномии, рассогласованности, рост числа маргинализированных элементов.
Взрыв (дезорганизационные процессы инверсируют в деструктивные, распадаются
старые структуры; дремлющая в подсознании человека агрессивность выливается в
противоправные действия; нормой становятся экстремальные условия). Это период,
когда в результате аномии происходит возрастание деструктивной направленности
маргинальности, рост числа девиантов.
Хаос (исчезает порог терпения и терпимости, место рациональности занимает
иррациональность, начинается агония). В этот период из частей распавшихся
целостностей образуются новые маргинальные целостности.
Возрождение (переходный период обратного знака с усилением процессов
стабилизации, утверждение новых ценностных ориентиров).
Каждый из этапов имеет свои параметры и особенности. Так, «хаос одного элемента
это еще не дисгармония всей системы, а предельное разрушение метасистемы это
еще не конец, а начало новой, другой системы со всеми ее атрибутами культуры,
экономики, политики, права и морали, искусства и науки, философии и религии.
Хаос превращается в строительный материал нового порядка…» [57, c. 157-158].
В данном диссертационном исследовании важно отметить, что рассмотрение
маргинальности в рамках бинарных оппозиций «норма - патология» и «центр -
периферия» оказывается несостоятельным, поскольку маргинальность в этом случае
понимается как нечто негативное, как некое отклонение от нормы. Возникает
вопрос: каковы критерии различения нормы от отклонения от нормы? Ведь то, что
считается нормой в данных конкретно-исторических условиях, может не
восприниматься в качестве таковой в иных, изменившихся условиях. Здесь некогда
нормальное может восприниматься в качестве патологии, а то, что считалось
патологичным, может быть представленным в качестве нормы. То есть, патология
рассматривается как некая другая норма, «ее граница, предел, Иное» [36, с. 24]
Если говорить о социуме, то ни один человек не подпадает под определение нормы.
Как существо, имеющее множество качеств, функций и ролей, по одним параметрам
он принадлежит к большинству, а по другим - к меньшинству (например, он может
быть бедным или богатым, молодым или старым). Поэтому каждый может считаться
маргиналом – в силу неопределенности своего статуса в том или ином отношении,
специфических качеств личности и рассматриваться как отклонение от нормы.
Следовательно, несмотря на распространенность понимания маргинальности как
отклонения от нормы, все же невозможно дать строгое определение отклонения
через понятие нормы, которое, в свою очередь, потребует определения через
понятие отклонения. Определение превращается в тавтологию.
В связи с этим, по мнению диссертанта, базовыми понятиями, приемлемыми для
изучения маргинальных феноменов, с помощью которых можно обозначить положение
объекта относительно чего-то другого и его пребывание на границе некой зоны,
являются понятия «граница», «предел». Движение объектов на границе означает
переход на другой онтологический уровень или прорыв в иную сферу бытия. Как
отмечает антрополог С.П. Гурин, применительно к человеку можно говорить о
границах индивидуального бытия, отличающегося от бытия других людей и о
границах человеческого бытия. Понятие маргинальности «имеет не только
социальный контекст, но и онтологическое измерение, так как выражает
способность находиться на краю, на границе социального бытия. На границе
индивидуального бытия человек встречается с другими людьми, а на границе
человеческого бытия он сталкивается с чем-то нечеловеческим» [36, с. 28].
Граница моего бытия – Другой, Иной, отличный от меня. Понятие нормы в данном
контексте обозначает «меру трансформаций», в которых явления и системы
(природные и социокультурные), человеческая деятельность, сохраняют свои
качества и функции [там же, с. 28]. На временность и историчность человеческого
существования, на его начало и конец, указывает понятие предела: «Предел –
линия, обозначающая конец протяженности того или иного тела» [39, c. 342].
Осознание собственной конечности, исследование пределов человеческого бытия
является предпосылкой для «выхода за пределы» способа существования, для
возможности повышения своего статуса.
Итак, коррелируя с понятиями «граница», «предел», понятие «маргинальность»
используется в смысле пересечения г