Вы здесь

Здійснення влади в умовах трансформаційних процесів сучасної України.

Автор: 
Шевченко Олег Костянтинович
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2006
Артикул:
0406U004115
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ II
КРИЗИСНОЕ СОСТОЯНИЕ ВЛАСТИ КАК УСЛОВИЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА СОЦИАЛЬНОГО
РАЗВИТИЯ
2.1 Власть авторитета в потестарном обществе
Вопрос о времени появления власти остается одним из наиболее дискуссионных в
отечественной кратологии. По этому вопросу существуют три точки зрения, каждая
из которых опирается на изначальные аксиоматические основания определенной
авторской концепции.
Согласно первой из них, власть есть феномен, присущий сугубо человеческому
обществу, и, следовательно, она появляется с возникновением первых
протообщественных структур в истории человечества [141; 151; 250]. Вторая
группа исследователей рассматривает власть как общий принцип бытия в мире -
вопрос о ее появлении отодвигается во «мрак веков», к тому моменту, когда хаос
уступает место порядку [10; 11; 12; 72; 290]. Философы третьей группы видят во
власти специфические отношения управления и подчинения, существующие между
косным и живым веществом. В этом случае вопрос об историчности власти решить
невозможно, так как авторы указанной концепции не говорят о возможности
властных отношений только внутри живого или косного веществ[50; 207].
Учитывая заявленную цель и задачи диссертационного исследования, автор
причисляет себя к адептам первого направления, принимая положение о том, что
нижний исторический предел власти ограничивается возрастом 1,5 милн. лет, когда
уместно вести речь о появлении проточеловеческих особей. Указав нижнюю
хронологичесую границу подраздела, необходимо установить и верхнюю планку,
таковой можно рассматривать время появления первых государственных
образований.
Характер эмпирического материала, посвященного потестарному обществу, диктует
специфику методологии. Поскольку эпоха потестарного общества не знала
письменности, постольку судить о процессах, протекавших на заре человечества,
можно исключительно по данным археологии. Для их расшифровки необходимо
интегрировать данные социологии, психологии, культурологи, этнографии,
психолингвистики и антропологии (как раздела биологии). Этим объясняется
необходимость обращения к методу компаративистики.
Использование наработок указанных отраслей научного знания поможет не только
«расколдовать» предметы материальной культуры, но и создать наиболее вероятную
схему общественных процессов, протекавших в нем. В этом отношении незаменим
метод аналогии, который допускает возможность «переносить» социальные отношения
у наиболее примитивных народов современности на исследуемую эпоху [138].
Однако, применяя метод аналогии, необходимо учитывать, что даже самые
примитивные человеческие сообщества сегодняшнего дня стоят на более высокой
ступени эволюции, чем первые представители homo sapiens. Это является главным
недостатком метода аналогии.
В качестве наглядной иллюстрации заявленной специфики можно обратиться к
ключевому понятию заявленного подраздела – «потестарное общество».
Термин «потестарное общество» введен советским этнологом Ю. В. Бромлеем [138,
с. 3] и благодаря трудам Л. Е. Куббеля прочно укоренился не только в
этнографии, но и в политической антропологии, философии и, отчасти, истории.
Призванное акцентировать внимание на властных отношениях в доклассовых
обществах, ныне понятие «потестарное общество» претендует на роль
правопреемника понятия «первобытное общество». Исходя из важности этого понятия
и создавшейся неопределенности в его толковании, необходимо провести
этимологический анализ.
Термин «потестарный» предложен Ю. В. Бромлеем в качестве производного от
латинского термина «potestas», трактуемого им как власть. Однако латинско -
русский словарь свидетельствует, что прямое значение слова «potestas» - это
прежде всего сила, мощь (производным от латинского является английское слово
«poten» – сильный, сила, могущественный). Во втором значении слово переводится
как господство, а затем уже и как власть - в основном, как власть отца фамилии
над домочадцами. Поэтому нередки случаи, когда потестарное общество трактуется
как патриархальное, что сужает изначально смысл, вкладывавшийся Бромлеем и
Куббелем в это понятие, – все виды догосударственных человеческих образований.
Ситуацию усугубляет обращение к древнегреческому языку, в котором похожее по
звучанию слово «рпфебЯ» означает «делать, производить, творить». Это смещает
политический акцент термина в экономическую и культурную сферы и сближает его с
термином «первобытное общество». Таким образом, термин «потестарное общество»
следует признать неудачным. Но он прочно укоренился в науке и философии,
поэтому он будет применяться в диссертационном исследовании в том значении,
которое было заложено Бромлеем и Куббелем.
Власть авторитета не появилась сразу в готовом, раз и навсегда созданном виде в
рамках потестарного общества, хотя и принято считать, что она явилась
исторически первой формой осуществления власти [60, с. 13]. Власть авторитета
прошла долгую историю становления и развития, пока не достигла пика своего
существования.
Принимая за аксиому тезис об эволюции человека из среды ископаемых приматов,
предпосылки становления власти авторитета следует искать в животном прошлом
человека, в его ориентире на признание и утверждение своего «Я» в отношении с
окружающим миром.
Исследования Л. А. Файнберга и О. В. Плотниковой позволяют говорить, что
властные отношения, характерные для первых человеческих коллективов, выросли из
властных отношений ископаемых приматов так же, как и чисто социологические
характеристики первобытных обществ – экзогамия и матрилинейность [275, с. 8].
При исследовании проблемы авторы не ставили цель просл