Вы здесь

Еволюція салонної музики в європейській культурі.

Автор: 
Антонець Олена Анатоліївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2006
Артикул:
0406U004260
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
ФОРМИРОВАНИЕ САЛОННОЙ КУЛЬТУРЫ ВО ФРАНЦИИ XVII–XVIII СТОЛЕТИЙ
2.1. Возникновение салона как специфического художественно-культурного
пространства. XVII век стал временем кризиса гуманизма в общественном сознании.
Господствующим становится новый тип мироощущения, в котором бытие обретает
изменчивость и динамизм. Меняются взгляды на саму «человеческую природу». В
отличие от ренессансной трактовки, в которой личность представлялась абсолютным
единством и цельностью, образ человека в XVII веке обретает двойственный
характер. Личность в XVII веке — не самодостаточна, как личность Ренессанса,
она теперь ищет общество, которому стремится показать себя, убедиться в своей
неповторимости.
2.1.1. Салон как альтернатива придворному укладу. XVII век во Франции,
«сравнимый с веком Августа» [6 Сравнение царствования Людовика XIV с правлением
императора Августа (27-14 гг. до н. э.) вызвано расцветом наук и искусств.]
[304, с. 108], назван блестящим, благодаря расцвету и художественному
многообразию искусств. Этому способствовало правление Людовика XIV (1638–1715),
двор был единственным центром политической, общественной и духовной жизни
страны.
Первоначально королевский двор не имел постоянного местопребывания, в разные
годы находился в Фонтенбло, Лувре, Тюильри в Париже, где король проводил зиму.
Это были Сен-Жермен-о-Лэ Шамборе на Луаре и в Винсенне. Версаль стал постоянной
резиденцией короля с 1682 г. и до сих пор считается образцом двора и придворной
культуры.
Двор был необходим королю как инструмент контроля над мощной и влиятельной
частью высшего общества. Феодальная аристократия различными методами
привлекалась ко двору. Чаще всего это была раздача прибыльных мест Людовиком
XIV, что влекло за собой зависимость «дворян» от короля.
В это время во французском обществе нельзя было ошибиться в подражании тому,
что при дворе считалось проявлением хорошего вкуса. Не было ни одного
житейского поступка, иногда даже самого незначительного, который не был бы
скован необходимостью подражать какому-либо общепринятому образцу. Подражание,
не выходящее за пределы шаблона, называлось «умением вести себя в свете».
Отсюда выражения «так все делают», «так никто не делает», «это ни на что не
похоже» — столь частые во французском языке. Подвергаясь насмешке, теряешь
уважение окружающих. А при дворе Людовика XIV, где истинное достоинство не
имело никакого значения, потерять уважение, значит, потерять состояние» [327,
с. 136].
Не состоять при дворе Людовика XIV значило испытать все несчастья, все
огорчения, все тернии жизни, не получая взамен никаких ее наград. Несчастному
«приходилось либо жить с буржуа — а это было ужасно — либо видеть придворных
третьего или четвертого ранга, выполнявших в провинции свои обязанности и
выражавших ему свои сожаления» [327, с. 119].
Людовик XIV собирал вокруг себя лучших архитекторов, художников, поэтов,
музыкантов и писателей Франции, преследуя при этом цель оказывать влияние на
все искусство страны, направлять его и использовать в интересах своей политики.
Король с удовольствием танцевал, ценил театр и придворные праздники. «Ему не
было равных на смотрах, на празднествах и вообще всюду, где присутствие дам
создавало атмосферу галантности» [304, с. 199].
При правлении Людовика XIV появился свод законов для придворного общества.
Этикет — система норм и правил межличностного общения — требовал воспитанности,
хороших манер, «умения вести себя» в обществе. Придворное окружение часто
пользовалось «этикетками», так называемыми планшетками, которые выдавались тем,
кого должны были представить королю. На «этикетках» было написано, как должно
обращаться к королю, какие делать при этом движения и даже порой какие слова
говорить. Это была своего рода «инструкция» поведения на придворных приемах.
Модные в то время сложные представления, иногда длившиеся по нескольку дней,
были сопряжены с некоторыми сложностями. Гостям нужен был путеводитель, который
помогал бы ориентироваться, в какое время и в каком месте начинались
театральные представления или концерты. С этого времени сначала во Франции, а
затем в Европе проявилась тенденция к систематизации норм и правил поведения в
обществе.
Появление салонов ознаменовало распад традиционного уклада жизни аристократии,
«в котором каждый клан — закрытое общество (где своими были не только близкие
кровные родственники, но все, причастные к данному клану, включая слуг и
охрану), и становления новой публичной культуры, ориентированной не на
семью-клан, а на общественную группу (внутри которой возможно и объединение по
родству)» [204].
Новая салонная культура бросила вызов придворным идеалам. Салоны смогли
поставить под сомнение аристократическое происхождение как единственную
возможность стать равным в высшем обществе. Теперь в салонах появилась новая
возможность приобретения знатности и уважения высшего общества за особые
заслуги.
Царившая в салонах Парижа тех лет атмосфера оттачивала умы, воспитывала
свободный стиль поведения. Она создавала человека хорошего вкуса, «человека
салонов», для которого главное правило этикета предписывало быть предельно
общительным, без общения. Ненавязчивый, предупредительный стиль общения
человека, «наделенного всевозможными добродетелями..., красотой, смекалкой,
ловкостью, склонностью к искусствам и литературе, умением вести беседу» [330],
характеризует человека, названного «honnкte homme» [7 «Honnкte homme» — (фр.
порядочный человек); honnкte, от лат. honestus, достойный уважения.]. Выражение
было распространено в XVII столетии в высших кругах, академиях, салонах,
обозначало «человека из