Вы здесь

Енергетика скорочення м'яза у білих щурів при експериментальному гіпертиреозі і адренергічній стимуляції (дослідження in situ)

Автор: 
Шликова Світлана Григорівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2006
Артикул:
0406U004509
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
2.1. Выбор объекта исследований
Эксперименты были выполнены на 480 взрослых белых крысах-самцах со средней
исходной массой 295±1,2г. Выбор белых крыс в качестве подопытных животных был
обусловлен следующими обстоятельствами. Во-первых, общие закономерности
организации и функционирования системы терморегуляции белых крыс и их
нервно-мышечной системы существенно не отличаются от таковых у других
представителей высших млекопитающих [57, 132, 133], что делает возможным
интерпретацию и сопоставление полученных нами результатов эксперимента с
данными специалистов, использовавших в качестве объекта исследований других
млекопитающих. Во-вторых, белые крысы довольно часто используются в
разнообразных экспериментах по изучению морфо-функционального состояния
нервно-мышечного аппарата, в том числе, собственно скелетных мышц и
нервно-мышечных синапсов [76, 88, 119, 154], что позволяет более объективно
трактовать полученные в нашей работе результаты. В-третьих, использование в
качестве подопытного животного белой крысы позволило сделать наши исследования
достаточно массовыми и репрезентативными.
В эксперимент отбирали животных, у которых отсутствовали возможные внешние
проявления дисфункции щитовидной железы и нервно-мышечной системы, такие как
тремор тела, спонтанные движения по кругу, расстройства локомоции, отсутствие
реакции на обстановку, видимая атрофия мышц туловища и конечностей, диарея,
дистрофические изменения, нетипичная для здоровых пребывающих в состоянии покоя
крыс ректальная температура (ниже 37°С и выше 39°С), вялость и медлительность
движений или напротив - повышенная возбудимость и агрессивность, излишняя
складчатость кожи, видимые изменения шерсти (выпадение, взъерошенность) и
кожных покровов (в частности, их гиперемия), экзофтальм.
Все перечисленные факторы отбора экспериментальных животных способствовали
достаточно хорошей стандартизации исходных показателей и условий опытов.
2.2. Обоснование выбора модели экспериментального гипертиреоза и ее
характеристика
С целью создания модели экспериментального гипертиреоза мы использовали широко
распространенный в физиологии метод экзогенного насыщения животного организма
тиреоидными гормонами. Причем нами создавалась трийодтирониновая модель
гиперфункции щитовидной железы путем хронического введения в организм белых
крыс 3,5-трийодтиронина. В связи с высокой способностью тканей инактивировать
экзогенный трийодтиронин и усиленно выводить его из организма в случае
повышенной концентрации [11, 30], для воспроизведения экспериментального
гипертиреоза и токсикоза гормон вводили крысам в дозе, превышающей суточную
физиологическую его продукцию в десятки раз. Кроме того, учитывая различную
индивидуальную эффективность всасывания трийодтиронина в желудочно-кишечном
тракте, мы отдали предпочтение способу его введения в организм парентеральным
путем (подкожно, в форме водного раствора).
С целью воспроизведения модели гиперфункции щитовидной железы различной степени
выраженности трийодтиронин вводился в одинаковой суточной дозе (50 мкг/кг,
ежедневно) на протяжении 15 суток.
Все животные были разделены на 16 групп по 30 в каждой (всего 480 животных). У
крыс первой группы вызывался экспериментальный гипертиреоз путем подкожного
введения водного раствора трийодтиронина (Т3) в дозе 50 мкг/кг в сутки (одна
инъекция – 1Т3-группа). Вторая группа (10 крыс) получала 2 инъекции
трийодтиронина (2Т3-группа), третья группа (10 крыс) – 3 инъекции (3Т3-группа),
четвертая (10 крыс) – 4 инъекции (4Т3-группа) и т.д. вплоть до животных группы
Ѕ15Т3Ѕ, получавших 15 инъекций гормона щитовидной железы. Животные 16-й
последней группы трийодтиронин не получали и служили контролем. Все животные
содержались в клетках по 10 животных в каждой в условиях вивария при
температуре 24-260С, получая стандартный корм.
Известно, что развитие гипертиреоидного состояния сопровождается
возникновением сложного симптомокомплекса, в основе патогенеза которого лежит
усиление окислительных процессов и энергетического обмена в тканях организма,
влекущее за собой появление тахикардии, повышение ректальной температуры и
скорости потребления кислорода, а также некоторые другие изменения [1, 30]. В
связи с этим изменение данных показателей может косвенно свидетельствовать не
только в пользу развития экспериментальной модели гиперфункции щитовидной
железы, но и во многом характеризовать ее тяжесть.
С целью осуществления контроля над проявлением некоторых системных эффектов
повышенных доз трийодтиронина нами перед началом каждого опыта измерялась
ректальная температура (в прямой кишке на глубине 5 см с использованием
электронного термометра-сопротивления), скорость потребления кислорода и
частота сердечных сокращений. Кроме того, в течение периода введения
тиреоидного гормона оценивали особенности поведения животных, общее их
физическое состояние, а также состояние шерсти и кожных покровов.
В таблице 2.1 приведена сводная характеристика модели экспериментального
гипертиреоза на основании измерения ректальной температуры, скорости
потребления кислорода и частоты сердечных сокращений. При анализе
представленных данных видно (рис.2.1), что все три физиологических показателя,
характеризующих состояние гипертиреоза, в процессе введения трийодтиронина
неуклонно нарастали. Это свидетельствует о развитии состояния
экспериментального гипертиреоза разной степени выраженности.
Таблица 2.1
Характеристика модели экспериментального гипертиреоза у белых крыс