Вы здесь

Ф.Сологуб та Ан.Чеботаревська: проблема творчої взаємодії

Автор: 
Ступакова Олена Сергіївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2007
Артикул:
3407U001548
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
Ф. СОЛОГУБ В КРИТИКЕ Ан. ЧЕБОТАРЕВСКОЙ
2.1. Содружество Ф. Сологуба и Ан. Чеботаревской и символистская теория жизнетворчества

Рассматривая проблему творческого содружества Ф. Сологуба и Ан. Чеботаревской, нельзя обойти вниманием тот факт, что институт брака в русском символизме не только осмысливался как явление старого, уходящего мира, но и строился в соответствии с символистской теорией жизнетворчества на новых основах.
Анализ немногочисленной литературы, связанной с этой проблемой, показывает, что семья для многих деятелей литературы и искусства той поры перестает играть роль, свойственную ей в XIX в. Мужчина и женщина соединялись в браке, который они переставали воспринимать как необходимое условие для продолжения рода, а видели в нем средство для реализации новых этических и эстетических устремлений. Разумеется, такое отношение к институту брака было связано и с различными типами сексуальности или ее отсутствием, что не является предметом нашего анализа, но в обоих случаях традиционный институт брака в кругу русских символистов разрушался. Примеров этого можно привести немало.
Одним из типов творческого содружества, основанного на переосмыслении сущности брака, можно со всей очевидностью назвать содружество Д.Мережковского, З.Гиппиус и Д.Философова. Как справедливо пишет А.Пайман, Гиппиус "считала, что "влюбленность" - состояние творческое в высоком смысле слова, тогда как нормальный брак - учреждение, поддерживаемое обществом для обеспечения продолжения человеческого рода" [135, с. 203]. Как известно, брак Мережковского с Гиппиус был так называемым "белым браком", т. е. построенным на отношениях платонических. Такой брак давал возможность привлекать в него близких по духу людей. Участником творческого содружества трех долгое время был писатель и критик Д. В. Философов, отошедший от этого союза уже в годы эмиграции, вследствие идейных расхождений с Мережковским и Гиппиус; несостоявшимся участником этого содружества был В. Розанов, к союзу приглашался и А. Белый.
Результатом переосмысления сущности и задач брака, осознания его как некоего духовного союза было то, что его участники совместно вырабатывали собственную эстетическую, а позднее - религиозно-философскую программу и фактически разрушали представление об авторстве. Одним из таких примеров можно считать статью "Декадентство и общественность", задуманную и написанную Гиппиус, а вышедшую в свет под фамилией Мережковского. Наиболее известным примером творческого содружества является пьеса "Маков цвет" (1908), задуманная Гиппиус и написанная писателями втроем. Эпиграф к пьесе принадлежит А. Белому, особенно близкому в ту пору к тройственному творческому союзу. Известно также, что супругами Мережковскими уже в эмиграции совместно написан сценарий "Борис Годунов". В мемуарах Гиппиус неоднократно встречаются упоминания о том, что те или иные идеи, высказываемые Мережковским, сформировались в домашних дискуссиях, беседах, спорах между ним и его женой. Чуждость им представлений об обычном житейском браке подчеркивалась даже тем, что "семейные сцены" возникали у них не из-за материальных причин, а только вокруг идей, которые они обсуждали.
Другим типом разрушения традиционного брака можно считать брак Вяч.Иванова с Л. Зиновьевой-Аннибал, в основе которого лежало духовное родство при бисексуальности обоих супругов. Участниками их брачного союза в разные времена становились деятели литературы и искусства (например, С. Городецкий, М. Сабашникова и др.). Как отмечает А. Пайман, под влиянием Иванова и при его поддержке Зиновьева-Аннибал написала незаконченный роман "Пламенники" и опубликовала пьесу "Кольца", повесть "Тридцать три урода", пронизанную лесбийскими мотивами. "Не Зиновьева-Аннибал, а Вячеслав Иванов облек в прочную эстетическую форму хаотичность ее души, но она дала начальный толчок его поэтическому творчеству, которое, не будь этого толчка, так и осталось бы хобби ученого, серией формальных экспериментов" [135, с. 254]. Однако основные формы реализации духовного единства в этом браке были не печатными, а, скорее, литературно-театральными: общность взглядов и духовное единство воплощалось в различных формах в собраниях на "башне" Вяч.Иванова, в которых участвовали их единомышленники по цеху.
Несостоявшимся браком нового типа с известной долей условности можно считать и брак А. Блока с Л. Менделеевой. Его отличие от приведенных примеров состоит в том, что для А. Блока был предпочтителен "белый брак", тогда как Л. Менделеева стремилась к обычному женскому счастью, литературные поиски были ей чужды. Попытки А. Белого вмешаться в этот брак лишь завершили процесс его разрушения.
Творческий союз Сологуба и Чеботаревской рассматривается нами в этом контексте как попытка соединения обычного человеческого счастья с реализацией символистской теорией жизнетворчества в том ее варианте, который исповедовал Сологуб. Исповедание им философии солипсизма (восприятие всего сущего в мире как некоего единого "Я", ответственного за весь мировой процесс), казалось бы, не давало оснований для создания счастливой в житейском смысле семьи. Однако, по нашему мнению, прочность этому союзу придавала духовная близость двух писателей, их стремление выразить ее не только через литературные вечера, беседы - формы, принятые в символистском кругу, но и через совместно написанные произведения, как в союзе Мережковских, когда проблема авторства отходит на второй план, и для супругов в таком понимании неважно, кто и какой вклад вносит в реализацию общей идеи.
Основания для рассмотрения брака Ф. Сологуба и Ан. Чеботаревской в этом контексте видит и такой крупный исследователь истории русского символизма, как А. В. Лавров. Он утверждает, что весь творческий путь Ф.Сологуба должен быть представлен двумя этапами: до и после его женитьбы на Анастасии Чеботаревской: "До 1908 г. жил и работал писатель Федор Сологуб, после 1908 г. определилось новое жизненное и творческое двуединство - Федор Сологуб и Анастасия Чеб