Вы здесь

Трансформація ролі субнаціональних регіонів у сучасних політичних процесах

Автор: 
Рогатін Василь Петрович
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2007
Артикул:
0407U002053
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2. ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ И ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ПРОЦЕССОВ РЕГИОНАЛИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННО МИРЕ.
Систему государственного строительства, в которой регионам государства придается первостепенное значение в обеспечении управления, развития территорий, можно признать одним из вариантов, реализации государственного и местного управления, существовавших в истории. Возможные исторические вариации государственного строительства во многом являлись адаптацией к тем или иным условиям существования государств. Институциональное воплощение регионализма, характерное для конца ХХ века, как в развитых государств Запада, так и в некоторых других (наиболее яркий пример - Российская федерация 1990-х годов), говорит о том, что в современном мире регионализованные государства являются весьма успешно адаптированными к сложившейся мировой политико-экономической системе и трансформациям современной социокультурной ситуации.
Поэтому регионализацию необходимо рассматривать как культурно-историческое явление, как процесс, находящийся в тесной взаимосвязи с другими основополагающими процессами и тенденциями современного мира. В разделе анализируются политико-экономические и культурные основания процессов регионализации, в результате которых субнациональные регионы превращаются в самостоятельных субъектов политики. Во втором подразделе рассматривается новая реальность политической деятельности регионов, тесно связанная с общемировыми трансформациями, - их активное участие в международных отношениях.
2.1. Политико-экономические и культурные факторы трансформации роли субнациональных регионов в современных политических процессах
Конец ХХ века ознаменовался появлением относительно новой политической реальности - активными участниками политической жизни стали регионы, входящие в состав отдельных государств. Если для периода ХІХ-ХХ веков характерно наращивание государством "мускул централизации", усиление властного потенциала центральной государственной власти, то конец ХХ века породил иные тенденции. Как справедливо утверждает Э. Томпсон, "в последнее десятилетие двадцатого столетия по всей Европе "регион" выходит из тени национального государства" [11, с. 113]. Процессы автономизации, федерализации, расширения прав регионов весьма широко представлены среди современных политических процессов, и, скорее всего, представляют собой новое направление в государственном строительстве, способное стать новым этапом в мировом политическом развитии.
Как показал Н. Элиас в своей работе "О процессе цивилизации", современное государство - продукт длительной эволюции, в ходе которой центральная власть постепенно приобретала монополию на выполнение внешних и внутренних функций государства [290, с. 91-234]. Это означает, что сложившаяся в XVI - XIX веках в европейских государствах система распределения властных полномочий, исключающая значительную самостоятельность провинций, не является единственно возможным вариантом политического устройства и тренд централизации вполне вероятно может смениться трендом децентрализации, тем более что такая тенденция явно присутствует в современных политических процессах, что отмечается многими исследователями [36; 61; 85]. Таким образом, налицо смена двух тенденций. Поэтому процессы регионализации, охватившие многие страны, необходимо рассматривать как культурно-историческое явление.
Необходимо отметить, что процессы децентрализации всегда присутствовали в актуальной практике государственного строительства, но, начиная с XVI века господствующими стали противоположные тенденции. Если признать, что основателем теории централизованного суверенного государства является Ж. Боден, то необходимо вспомнить, что у его концепции были и оппоненты. На рубеже XVI-XVII веков с концепцией, противоречащей взглядам Ж. Бодена на основные принципы организации государственной власти, выступил немецкий мыслитель Иоганн Альтузиус (Альтхаус). Согласно его теории, в государстве каждый уровень легитимности и полномочий зависит от нижележащего уровня. Высказанные Альтузиусом идеи о передаче правовых полномочий на уровень местного и регионального самоуправления в максимально возможном объеме полностью соответствуют современному принципу субсидиарности, который ограничивает суверенитет государства [61, с. 9-10]. В начале XIX века Б. Констан, развивая идеи Ш. Монтескье о разделении властей, предложил в качестве отдельной ветви муниципальную власть. А. де Токвиль центральное место в своих исследованиях уделил обоснованию децентрализованного государства, утверждая, что централизация политической власти может привести к общественному недовольству и, как следствие, к ослаблению центрального правительства [255, с. 487].
Тем не менее, до середины ХХ века господствующей была тенденция, опиравшаяся на представления политиков о наибольшей состоятельности централизованного государства. Образцом государственного строительства была административная реформа Наполеона и ассимиляторская политика Франции по отношению к национальным окраинам, которой подражали в других государствах [173, с. 24-27]. Такой тип государства позволял наиболее эффективно формировать единую нацию, общегосударственное правовое пространство и централизованную экономическую политику. Как подчеркивает И. Ф. Кононов, для индустриального общества, с присущими ему интенциями универсализма, характерно пренебрежение к пространственным аспектам общественной жизни [121, с. 10].
Последняя треть ХХ века характеризуется иными процессами в сфере государственного строительства. С. Рокан еще в 80-х годы ХХ века достаточно точно констатировал то, что политические процессы, происходящие в странах Запада с конца 60-х годов, поставили регионализм в центр прикладных и академических политологических исследований. Для многих государств Западной Европы 70-х - 80-х годов ХХ века характерным стал "региональный протест" против политических центров (Испания, Великобритания, Швейцария, Бельгия и др.) [33, с.29].
Процессы деи