Вы здесь

Антропологічний аспект філософської системи С.Л.Франка.

Автор: 
Вершина Вікторія Анатоліївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2007
Артикул:
0407U004261
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2.
ИДЕЙНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОЦИАЛЬНО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ
КОНЦЕПЦИИ С.Л. ФРАНКА
2.1. Социально-антропологическая концепция С. Франка в контексте
западноевропейской и русской философской традиции.
Обращаясь к исследованию философского наследия любого мыслителя, весьма важно
учитывать исторические, культурные, политические реалии той эпохи, в которой
сформировался философ, и которые оказывали влияние на его творчество. По словам
В. Горского, факторами, составляющими ситуацию, есть совокупность
обстоятельств, обусловливающих характер воззрений философа, формирующих его
мировоззрение, а также своеобразие аудитории, которой философ адресует свое
произведение [92, c. 142]. В этой связи необходимо обратить внимание на особое
воздействие той весьма напряженной духовно-исторической атмосферы, которая
сложилась на рубеже XIX-ХХ вв., на формирование философского мировоззрения
Франка.
Эпоха конца ХIХ - начала ХХ веков выделяется как особый период в истории
русской философской и общественно-политической мысли. Этот период является
весьма сложным и противоречивым в истории русской культуры. Более всего в
историко-философской литературе он известен как ее Серебряный век. Франка
называют в числе творцов культуры Серебряного века и причисляют к
представителям русского религиозно-философского ренессанса. Некоторые авторы, в
частности А. Абрамов, В. Акулинин, весьма скептичны в оценках этого периода,
говоря о «так называемом русском религиозно-философском ренессансе» [2, c. 4;
8, c. 5]. А. Ермичев упоминает о том этапе развития культуры, который «известен
под именем русского духовного Ренессанса» [109, c. 4]. Анализу содержания
данных понятий в последние десятилетия посвятили много внимания А. Гулыга,
О. Ронен, В. Мильдон, В. Нехотин, Л. Анненский и др. [18; 218; 251; 212].
Как правило, хронологические рамки Серебряного века определяются достаточно
четко: его началом принято считать речь Ф. Достоевского на открытии памятника
А. Пушкину в Москве в 1880 г., а концом - программную речь А. Блока «О
назначении поэта» в 1921 г. Но данная хронология не является однозначной и, как
представляется, несколько суживает границы данного культурного феномена. Ряд
авторов дает еще более узкую хронологию, например, по мнению А. Эткинда,
Серебряный век представлен только полутора десятилетиями между началом ХХ в. и
Первой мировой войной [379, c. 7]. А. Гулыга, напротив, называет русским
религиозно-философским ренессансом небывалый взлет духовности, переживаемый
Россией на протяжении полувека с 70-х гг. ХIX в. до 20-х гг. ХХ в. Для него
главным в этом культурном процессе был расцвет философии, перемещение центра
мирового философствования в Россию [98, c. 185].
Длительное время считалось, что Н. Бердяеву (статья «Русская религиозная мысль
и революция», парижский журнал «Версты», 1928, № 3) принадлежат определения,
ставшие ключевыми характеристиками периода рубежа веков и широко
распространившиеся в исследовательской литературе: русский культурный ренессанс
и Серебряный век (фактически они употребляются как синонимы). Понятие
Серебряный век стало общепризнанным в научных и художественных кругах после
публикации книги С. Маковского «На Парнасе Серебряного века» в 1962 г. [199].
По мнению В. Нехотина, приоритет в его использовании принадлежит спутнику
Н. Гумилева по петроградскому «Цеху поэтов» Н. Оцупу, который озаглавил так
свою статью в парижском альманахе «Числа» в 1933 г. [218, c. 7]. О. Ронен
убедительно доказывает отсутствие какого-либо упоминания о Серебряном веке в
произведениях Бердяева [251, c. 44]. Относительно термина «ренессанс» в
понимании Бердяева можно усмотреть неоднозначную его трактовку самим философом,
а также непоследовательность в оценках. В книге «Русская идея» (английское
издание 1946 г.) Бердяев говорит о переживании Россией в начале века настоящего
культурного ренессанса. Но считает неверным утверждение о религиозном
ренессансе, так как для него не хватало сильной и сосредоточенной воли,
присутствовали слишком большая культурная утонченность, элементы упадочности и
замкнутость высшего культурного слоя [32, c. 237]. Философская автобиография
«Самопознание», опубликованная на три года позже предыдущей работы, проникнута
весьма жесткими оценками. Бердяеву многое представляется ложным, искусственно
взвинченным, ему чуждо преобладание язычества над христианством, эротики и
эстетики над этикой, ощущение возбуждения и напряженности при отсутствии
настоящей радости [34, c. 140, 150].
Как показывает английский исследователь О. Ронен, ренессанс и Серебряный век
«не только разные понятия, но даже и противоположные друг другу с точки зрения
ценностного суждения о творческой мощи данной культуры» [251, c. 122]. Бердяев
же, характеризуя русскую культуру, пользовался следующими терминами:
«ренессанс» [32; 34] и «золотой век» [29, c. 63]. Ронен усматривает
«надуманность» и «фальшивость» в понятии Серебряный век, ссылаясь на слова
Г. Струве, выражающие недовольство им, и Р.Якобсона как «неверном и вульгарно
искажающем характер этого века, который был веком великого художественного
эксперимента» [251, c. 122]. В русле аргументов О. Ронена строятся и
рассуждения В. Мильдона, полагающего, что Серебряный век существовал только на
словах и слишком долго реальности предпочитали фикцию. Он видит свою задачу в
утверждении достаточно давно известного понятия «золотой век», или «Русский
Ренессанс» [212, c. 40]. Существовала одна эпоха русской культуры, вполне
созвучная европейскому Ренессансу, провозглашенная творчеством Пушкина и