Вы здесь

Комунікативне вчення Юргена Хабермаса в проблемному полі незавершеності модерну

Автор: 
Яременко Ірина Анатоліївна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2007
Артикул:
0407U004263
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ УЧЕНИЯ Ю.ХАБЕРМАСА
2.1. Этика дискурса Ю.Хабермаса в полемическом контексте модерна,
представленном в этических учениях Канта и Гегеля.
В качестве теоретических источников учения Ю.Хабермаса и философов, повлиявших
на формирование концептуально-полемического контекста его научно-философской
концепции, традиционно рассматриваются теории И.Канта [70-74], Г.Гегеля
[35-40], К.Маркса [100-104], представителей Франкфуртской школы
[183,187,197,198,237], К.-О.Апеля [6-12,201-203], В.Хесле [48,49,184,188],
Дж.Ролса [136], М.Вебера [21,22,265,266], Г.Гадамера [31,211,212], Э.Гуссерля
[46,47], Г.Йонаса [69], Ж.Бодрийяра [14], Ж.Деррида [51-53], Ж.-Ф.Лиотара
[91-94], Р.Рорти [137-139], М.Фуко [169-171] и другие. Однако недостаточно
исследованы в качестве основных компонентов коммуникативной теории Ю.Хабермаса
лингвистические, психологические и социологические теории современных ему
постмодерных философов. Поэтому автор диссертации считает целесообразным в
рамках своего исследования провести анализ недостаточно исследованного
контекста учения Ю.Хабермаса, а также дать новую трактовку традиционных
источников его теории – этических учений И.Канта и Г.Гегеля - с целью выявления
тех черт модерной и постмодерной философии, которые легли в основу проекта
завершения модерна Ю.Хабермаса.
Хабермас отмечал, что наиболее отрефлектированным выражением времени модерна и
его решающим самоистолкованием является философия И.Канта, в которой «…как в
зеркале отражаются существенные черты века… [181, с. 19]». Религиозная жизнь,
государство и общество, наука, мораль и искусство превращаются в модерне в
соответствующее воплощение принципа субъективности. Его структура схвачена в
форме абсолютного самосознания в философии И.Канта. Это выражается, по мнению
Ю.Хабермаса, в «…структуре самоотнесенности познающего субъекта, который
обращается к себе как к объекту, чтобы постичь себя словно бы в отражении [181,
с. 18]».
И.Кант возводит разум до верховной инстанции, перед которой оправдания должно
искать все, что предъявляет любые претензии на законность и действительность.
Субстанциональное понятие разума метафизической традиции он заменяет понятием
разделившегося в своих моментах разума, единство которого имеет лишь формальный
характер. Он отличает способность практического разума и способность суждения
от теоретического познания и подводит под каждую из них свой собственный
фундамент. Так как критикующий разум обосновывает саму возможность объективного
познания, морального благоразумия и эстетической оценки, он находит
самоутверждение в своей собственной субъективной способности и претендует на
роль верховного судьи по отношению к культуре в целом. Эта концепция и
составляет ту часть кантианства, которая, по его собственным словам, скрывается
в Ю.Хабермасе. Так же, как и И.Кант, Ю.Хабермас утверждает единство познания.
Но, в отличие от Канта, Хабермас считает, что разум должен показать свои
моменты, которые разделены во всех трех кантовских критиках, в единстве
теоретического разума с морально-практическими взглядами и эстетическими
суждениями. Соглашаясь с Г.Гегелем, видящим в кантовской философии
«…сфокусированную сущность мира модерна…[181, с. 19]», Ю.Хабермас, тем не
менее, считает, что в философии И.Канта только отражаются существенные черты
эпохи, что он не постиг модерн как таковой: «Кант не приемлет дифференциации
внутри разума, формального деления в культуре, он вообще против разведения этих
сфер, если оно приобретает качество разрывов [181, с. 19]». И.Кант игнорирует
потребность, обусловленную делениями в соответствии с принципом субъективности,
которая возникает, как только модерн постигает себя как определенную
историческую эпоху. Перед Ю.Хабермасом встает вопрос, как на основе духа
модерна сконструировать некую идеальную форму, которая не была бы простым
подражанием многообразным историческим проявлениям модерна и не привносилась бы
извне как нечто внешнее.
На этот вопрос он пытается ответить, разрабатывая свою теорию этики дискурса,
которая основана не только на морально-этической теории Канта и его принципе
категорического императива, но и на основных этических принципах Г.Гегеля.
Основные принципы этики дискурса Ю.Хабермаса рассматриваются в данном
диссертационном исследовании в полемическом контексте учений И.Канта и
Г.Гегеля, который формирует основное дискуссионное поле модерна. Одна из
главных целей Ю.Хабермаса в создании теории этики дискурса заключается не
только в необходимости ответа на возражения Г.Гегеля И.Канту, о которых речь
будет идти позднее, но также в выполнении обязательства кантианской теории быть
подлинно практической. Другими словами, через теорию этики дискурса Хабермас
пытался достичь гегелевских целей кантовскими средствами. Поэтому одной из
целей данного раздела является определение «гегелевских целей» и «кантовских
средств», которые отображают сущность модерна и лежат в основе хабермасовского
проекта, имеющего большое значение для развития современной философии.
Анализируя этическую теорию Канта, Хабермас выделяет три ее существенных
критерия, которые он кладет в основу своей теории этики: когнитивизм,
универсализм и формализм. Принцип когнитивизма как основной принцип этики
дискурса предполагает, что морально-этические вопросы могут быть разрешены
посредством рациональных обсуждений и аргументов и что личности имеют
способность различать между правильными и неправильными моральными суждениями.
Критика ценностного скептицизма направлена на смягчение скепсиса относительно
когнитивистс