Вы здесь

Літературна творчість Х.Д. Алчевської

Автор: 
Кузнєцова Ірина Володимирівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2007
Артикул:
3407U004583
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
Х.Д.АЛЧЕВСКАЯ - ПЕДАГОГ И ЛИТЕРАТУРОВЕД
2.1. Эстетические взгляды Х.Д.Алчевской
Основой для характеристики эстетических взглядов Х.Д.Алчевской являются ее
литературные интересы, проявившиеся в книге «Что читать народу?», «Книге
взрослых», мемуарах «Передуманное и пережитое», очерках и письмах.
В юношеском возрасте Алчевская написала стихотворение, напечатанное в 1854 г. в
газете Ф.В.Булгарина «Северная пчела», которое дает представление о
политических и эстетических позициях молодого автора. Оно было адресовано брату
Алчевской и выражало чувства, вызванные Крымской войной 1853-1856 гг. Как
известно, стремление осмыслить произошедшее в ходе Крымской войны объединяло
лучших поэтов того времени и поэтов «второго ряда» Е.Ростопчину, М.Розенгейма,
В.Немировича-Данченко, А.Нивина (Жиркевича) и других. Не удивительно, что и
юную Алчевскую захватило патриотическое настроение. О получении юношеского
произведения редакция 7 апреля 1854 г. в рубрике «Заметки, выписки и
корреспонденция О.В.» сообщала:
«Мы получили письмо из Курска (от 15 марта) с присылкою стихов двенадцатилетней
девочки Христины Журавлевой к девятилетнему брату по случаю нынешней войны. По
словам приславшего нам письмо, двенадцатилетняя девица не училась вовсе пиитике
и мало знакома с русскою грамматикою, и, сказать по правде, стихи ее
неправильные. Но в них ярко блестит Русское чувство и народная воинственность.
Христина Журавлева – внучка, по своей матери, храброго русского генерала Вуича,
бывшего моего ротмистра. Даже дети воспламенены в России преданностью к царю и
любовью к родине! Счастливая страна, где все, от мала до велика, проникнуты
одним чувством!» [214].
Самого текста стихотворения в этом номере нет. Но в дневнике Алчевская
отмечает, что стихотворение было опубликовано. «Как нарочно в ту пору появилось
в печати, в газете «Северная пчела» Булгарина, – мое первое патриотическое
стихотворение, причем Булгарин восхвалял даровитость русской природы» [27,
с.26], – с досадой писала она. Ей было неприятно, что отклик принадлежал именно
этому изданию, пользовавшемуся у демократической публики дурной репутацией.
Мы предприняли попытку разыскать текст первого произведения Алчевской, но,
просмотрев «Северную пчелу» за 1854 год с марта по апрель, не обнаружили
стихотворений за подписью Журавлевой. Все стихотворения, опубликованные в
газете за тот период, подписаны, кроме одного, которое представляется нам
принадлежащим перу Алчевской. Основанием для такого предположения является дата
15 марта, указанная в разделе «Заметки, выписки и корреспонденции» как день
получения стихов от юной поэтессы.
Милости просим
Хлеба–соли откушать!
Как заврались Англичане,
Стали грубы – стыд сказать!
Они хвалятся заране,
Еще идучи на рать.
Нас намерены проведать,
Завтракать в Кронштадт прийти,
В Петербурге отобедать –
Лишь не сбились бы с пути.
Нет, о Русском хлебосольстве
Мало знаете же вы;
Хоть бы справились в посольстве
Или просто у молвы:
Глас народный не обманешь.
Убедим на деле вас:
Кто позавтракал у нас,
Тот обедать уж не станет.
Так пожалуйте, Непирь,
Завтракать вам Кронштадт предложит …
Этот завтрак – будет пир!
Многих он из вас уложит.
Это дело нам с руки;
Угостить вас будем рады,
Только яства не легки:
На горячее – заряды,
На холодное – штыки.
А как нам давно известно,
Что вы склонны попивать –
Упоим водой вас пресной,
Только вам (легко сказать)
Будет солоно глотать!... [214].
Это стихотворение выглядит детским, ученическим, напоминает бравые частушки той
поры, в которых воспевалось мужество русского воина и осмеивалась глупость
захватчиков. Тем не менее обращает на себя внимание выраженное в нем
патриотическое чувство, которое определит пафос всей последующей жизни и
деятельности Алчевской.
Было бы натяжкой говорить, что в стихотворении проявился подлинный литературный
талант Алчевской, скорее перед нами – робкие пробы пера, поиски своего жанра и
своей темы. В зрелом возрасте она отказалась от поэзии, пришла к прозаическим
жанрам, но тема народа осталась ведущей. Сосредоточившись на педагогической
деятельности, она сочетала работу педагога с деятельностью критика,
интерпретатора литературных произведений для народа, – случай в истории русской
литературы едва ли не единственный.
Еще одним источником для характеристики эстетических взглядов Х.Д.Алчевской
является ее дневник, который она вела всю свою жизнь. В архиве внучки Алчевской
Натальи Николаевны Викул хранится неопубликованный дневник «Дела давно минувших
дней…» [292], в котором отражены факты, относящиеся к юношескому периоду жизни
Алчевской, и – что особенно важно – выражено ее отношение к любимым писателям и
философам. Алчевская откровенно пишет о своих внутренних противоречиях в
поисках истины. «Почему, когда читаешь Искандера или Фейербаха, душе холодно, а
разум поглощает с жадностью и интересом целые страницы и не хочется
остановиться своевременно» [292]. Герцен и Фейербах не давали ей ответов на
волнующие вопросы, и она обратилась к религии. «Когда слушаешь методичные слова
христианской проповеди, – писала Алчевская, – душе тепло и отрадно» [166,
с.12]. В состоянии внутреннего смятения она сделала такую запись: «Выясни мне
истину. Бедный разум мучится в хаосе противоречий, и уста невольно повторяют
слова «помоги неверию моему» [166, с.13].
Она часто вступала в спор с «идейными» людьми, чтобы понять смысл жизни и свое
предназначение в ней. В дневнике Алчевская рассказывает о дискуссии с одним из
таких людей. Мадам С. пригласила ее в гости, чтобы познакомить со своим
кузеном, которого она охарактеризовала как мужчину очень умного и религиозного.
Алчевская ждала «с горячим жаром его слов». Студент спросил,