Вы здесь

Романи Генріха Бьолля про війну: структура і концептосфера

Автор: 
Постолова Ірина Вікторівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2008
Артикул:
0408U003252
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2

КОНЦЕПТ "ВОЙНА" В РАННЕЙ ПРОЗЕ БЕЛЛЯ

Генрих Белль начал писать в 1937 году, за сорок восемь плодотворных творческих лет им было создано: девять романов, несколько произведений полуроманного типа, много рассказов, радиопьесы, сценарии, публицистические статьи, стихотворения. Все эти произведения, абсолютно разные в жанровом плане, несомненно, отличаются между собой, но обладают также и характерными концептуальными особенностями, присущими только беллевской прозе. Эти особенности нашли свое выражение в композиционно-сюжетной структуре произведений, в помещаемых эпиграфах, в заглавиях, свойственных лишь для конкретного автора, разбивке на главы, самом обозначении глав (их количества), в построении сюжета, конфликте, основных чертах персонажей, хронотопе повествования.
Тема Второй мировой войны была крайне важна и актуальна для немецкой исторической и историко-художественной литературы середины и второй половины ХХ века. Проблема ответственности за войну и военные преступления нацистов занимает одно из центральных мест в западногерманской литературе всех жанров и направлений. И хотя многие прогрессивные писатели считали, что они начинают возрождать немецкую литературу с нуля и создают совершенно новое искусство, на самом деле, они являлись продолжателями традиций той гуманистической школы, представителями которой были такие выдающиеся писатели, как Эрих Мария Ремарк, Томас Манн и Генрих Манн.
Ключевым моментом в развитии темы Второй мировой войны в антифашистской литературе является то, что авторы, использующие эту тему в своем творчестве, переносят осуждение нацизма из сферы прошлого в сферу настоящего. В литературе один за другим появляются произведения, в которых на материале западногерманской действительности утверждается мысль, что прошлое не умерло, что оно живет в настоящем. В этих произведениях аналогия становится мерилом актуальности, а тема нацизма и Второй мировой войны органично переходит в тему реваншизма и угрозы новой войны, исходящей от самого государства.
Необходимо отдельно отметить, во-первых, романное творчество целой группы писателей, трактовавших тему нацизма и войны в эсхатологическом, вневременном плане, а во-вторых, литературные и публицистические выступления писателей младшего поколения (так называемая "Группа 47") и творчество Вольфганга Борхерта.
К первой группе писателей можно причислить Ханса Эриха Носсака, Германа Казака, Элизабет Ланггессер, а также некоторых других. Для мировоззрения и художественной практики этой группы было характерно толкование нацизма и Второй мировой войны как тотальной катастрофы, не локализованной ни в пространстве, ни во времени. Эта катастрофа, по мысли авторов, зачеркнула все предшествующее развитие цивилизации и поставила современного человека перед фактом абсолютного временного и идейного вакуума (теория "нулевого года", которая реализуется у них в максимальной заостренности "ситуации конца" и "бытия в смерти") [79, c. 3 - 4].
В это же время антифашистская немецкая литература представила убедительные художественные свидетельства того, что минувшая катастрофа находится в неразрывной причинно-следственной связи со всей предшествующей историей Германии и что только глубокое исследование конкретно исторических закономерностей происшедшего может исключить всякую возможность его повторения. Не случайно, по мнению литературоведа А. Карельского, именно проблема "связи времен", тема исторического времени, как одного из главных факторов в художественном осознании причин нацизма, оказывается в центре романа Томаса Манна "Доктор Фаустус", и исторических романов Лиона Фейхтвангера, и цвейговского цикла "Большая война белых людей", и романа Анны Зегерс "Мертвые остаются молодыми", и лирики Бехера, и творчества Брехта [79].
В Западной Германии на протяжении двадцати лет (с 1947 по 1967 годы) литературный фон во многом определяла так называемая "Группа 47", основанная писателем Хансом Вернером Рихтером. В нее входили писатели младшего поколения: прозаики Гюнтер Грасс, Генрих Белль, Мартин Вальзер, Петер Вайс, Зигфрид Ленц и другие, а также австрийские поэты Ингеборг Бахман и Пауль Целан. У "Группы 47", в отличие от многих подобных объединений, возникавших приблизительно в то время в Западной Европе, принципиально не было общей программы и общего творческого метода. Литераторы, входившие в состав этой группы, считали, что любая программа явилась бы своего рода насилием над их творчеством.
Этих прогрессивных людей своего времени объединяла задача возрождения культуры и немецкого языка, которые существенно пострадали за годы нацистской диктатуры и Второй мировой войны. Строительство новой послевоенной культуры, как считали члены "Группы 47", следовало начинать с нуля: нет подходящих тем, предыдущая история и культура страны поставлены под сомнение, душевные раны, нанесенные войной немецкой нации, слишком глубоки. Развитие всей немецкой литературы, в основном, определялось деятельностью "Группы 47", которой предстояло создать и новый немецкий язык (старый, по мнению писателей "Группы 47", был разрушен нацистской риторикой, пропагандистской ложью, тоталитарным пафосом). Языку надлежало вновь стать простым, искренним, правдивым - именно отсюда непритязательный стиль произведений первых послевоенных лет. К середине шестидесятых годов прошлого столетия "Группа 47" приобрела большое влияние в германском обществе. Через газеты, радио и телевидение она могла даже оказывать определенное давление на политику государства [65].
В течение двадцатилетней истории "Группы 47" не было, пожалуй, ни одной литературной моды, которая не определялась бы ею. Она открыла и поддержала многие таланты: Белль, Бахман, Вальзер, Грасс, Бобровский и другие. Генрих Белль был одним из самых значимых писателей, яркому таланту которого "Группа 47" дала путевку в литературную жизнь.
К девяти романам, написанным Генрихом Беллем: "Ангел молчал" ("Der Engel schwieg", 1951), "Где ты был, Адам?" ("Wo warst d