Вы здесь

Російська проза 80-90-х років ХХ століття. Типологія. Стадіальність розвитку.

Автор: 
МЕРЕЖИНСЬКА Ганна Юріївна
Тип работы: 
Дис. докт. наук
Год: 
2002
Артикул:
0502U000208
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
КОНЦЕПЦИЯ ЧЕЛОВЕКА В РУССКОЙ ПРОЗЕ 80-90-х ГОДОВ ХХ ВЕКА
2.1. Актуализация "проблемы человека" в культуре ХХ века
Для литературы 80-90-х годов характерна постановка заново "вечных" вопросов, приобретающих особую актуальность именно в "переходные" эпохи. Основным является вопрос о человеке: его природе, отношении к Абсолюту, поисках личностью своей подлинности, ориентирах самоидентификации во внутреннем и внешнем мирах, о Другом - разобщенности и возможности диалога с ним. Часть этих вопросов - действительно "вечные", некоторые же откорректированы современной ситуацией и уровнем представлений о человеке и мире. На месте доминировавших в стабильные периоды концепций человека вновь возникает проблемное поле, открытое для дискуссий.
Смена эпох, культурных, философских парадигм всегда знаменовалась поиском новых ответов на вопросы о человеке. ХХ век в этом плане имеет свою специфику - повышенное внимание к проблеме человека. Так, например, актуализация вопросов человеческого бытия открывает новую онтологию, новый, неклассический, тип философствования в трудах ряда мыслителей конца Х1Х - ХХ столетия (Ф. Ницше,
С. Кьеркегор, М. Хайдеггер, Н. Бердяев, Лев Шестов, С. Франк, Ж.-П. Сартр, А. Камю, М. Бахтин и др.). В литературе этот тип философствования отразился особенно отчетливо в творчестве Ф.Достоевского и развивавших его традиции писателей, ориентированных на экзистенциальную проблематику. Среди них модернисты начала века, Георгий Иванов, Владимир Набоков, Андрей Платонов, многие писатели нового рубежа веков - 80-90-х годов ХХ столетия, заново открывавшие "экзистенциальное измерение" человека.
Проблема человека является центральной и в модернистском "проекте" художественной интерпретации реальности, философским обоснованием которого явились идеи Ф. Ницше, А. Шопенгауэра, С. Киркегора, А. Бергсона, З.Фрейда, Х. Ортеги - и- Гассета, А. Камю, Т. Адорно. Этот "проект" прооспаривал не только характерную для Нового времени модель "человека мыслящего", но и возможности познания человека в рамках материалистической философской парадигмы и художественной интерпретации исключительно средствами реализма. Ряд существенных черт модернистской модели человека актуализированы в прозе конца ХХ столетия и отнюдь не оттеснены другими, позже реализовавшими себя художественными и философскими системами. Среди этих ярко проявивших себя в русской литературе 80-90-х годов составляющих модернистской модели можно выделить следующие: отчуждение личности в дисгармоничном, абсурдном мире; саморазорванность сознания человека, внимание к иррациональному в нем, к бессознательному, противопоставление гармонии внутреннего мира человека-творца хаосу действительности, уравнивание в правах ментального и материального миров.
В ХХ веке возникали и масштабно реализовывали себя философские и художественные системы с радикально противоположным вектором поисков. В их рамках человек был оттеснен на периферию. Это прежде всего характерно для объективистски-социальной трактовки человека как репрезентанта массы или класса. Наиболее последовательно этот подход реализовал себя в искусстве тоталитарных государств. В литературе конца ХХ столетия соцреалистическая художественная система, отразившая объективистски-социальную трактовку человека, преодолена, но отнюдь не забыта. Ее код, во-первых, используется при художественном исследовании коллективного бессознательного и "ментальных миров" бывшего советского человека в текстах концептуалистов. Во-вторых, он модифицирован в рамках одной из основных тем постмодернизма - темы власти, трактуемой очень широко, как любая центрирующая идея.
С 60-х годов ХХ столетия оформился "ликвидаторский" проект постструктурализма и постмодернизма. Его основой стало отрицание субъекта (знаменитая формула "смерть субъекта"). Постмодернизм признает фикцией самотождественность личности и все фундаментальные понятия, которые определяли "центр" картины мира и концепции человека в различные культурные эпохи (Бог, Разум, экзистенция, сознание, цель и др.). В трактовке Ж.Дерриды при определении человека одна фикция порождает другую, и выход из данного круга видится в отрицании философской значимости каждого используемого понятия. "Ликвидаторский" проект свидетельствует о культурном кризисе, о поиске новых абсолютов. И в рамках этого поиска "человек", "личность" даже через отрицание их цельности, определяемости (а значит, и существования) остаются центральными, маркированными понятиями. Процесс постмодернистского отрицания принятых ранее концепций человека отразился прежде всего в американской и западноевропейской литературах, в русской он приобрел особую специфику, вызванную воздействием исторического и культурного контекстов, не игровым, а серьезным возвратом к прерванным традициям модернизма начала столетия и идеям "золотого века" русской философской мысли.
Современная русская литература представляет собой открытую систему, в которой протекают параллельно процессы деконструкции "старых" концепций человека и поиск новых. Деконструкции подвергаются все модели (особенно в рамках постмодернизма, который уже сам стал объектом иронического обыгрывания, например, в творчестве Евгения Попова, Виктора Пелевина и др.). И актуализируются также все модели. Наглядным примером актуализации может служить утверждение в 90-е годы модернистского эстетического идеала человека-творца, преодолевающего хаос, в прозе Т.Толстой, Юрия Буйды и др.; модернистского идеала безумца, живущего на границах пресекающихся внутренних миров, в прозе Саши Соколова,
Ю. Мамлеева, В.Пелевина и др.; разработка экспрессионистской модели героя в повестях Л. Петрушевской; сюрреалистической - в рассказах Ю.Мамлеева; сентименталистской - в произведениях Венедикта Ерофеева, А.Варламова и др. Точно так же очевиден и синтез элементов различных стилей и характерных для них эстетических идеалов личности.
В "постмодернистской" ситуации диалога столкнулись концепции, образные модели, реализованные в