Вы здесь

Знакова функція та мовна організація музичного мовлення

Автор: 
Шип Сергій Васильович
Тип работы: 
Дис. докт. наук
Год: 
2003
Артикул:
0503U000023
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
музыкально-речевая деятельность
2.1. Речь как деятельность, действие и продукт
2.1.1. Теоретические предпосылки анализа музыкальной речи. Обращаясь к изучению
музыкальной речи, необходимо уточнить, первым долгом, значение термина речь,
особенно тех смысловых оттенков, которые сближают его с термином язык.
Не станем сразу же апеллировать к тому разделению языка и речи, которое со
времен Ф. де Соссюра принято в языкознании. Эта известная дихотомия вовсе не
так удобна и легка в применении, как это кажется на первый взгляд. Соссюровский
подход представляется важным для теоретического музыкознания и мы обязательно
его рассмотрим, но сделаем это после необходимой предварительной подготовки.
Сперва признаем тот, увы, непоправимый факт, что в в обыденной практике
общения, а также в традиционном философском и общенаучном лексиконе слова речь
и язык или не различаются по смыслу, или различаются только частично. [7 Так,
например, в словаре С. И. Ожегова одно из значений слова язык таково: «…3)
Речь, способность говорить» [Ожегов С. И. Словарь русского языка. Второе изд.
испр. и доп. Под общ. ред. акад. С.П. Обнорского. - М.: Гос. изд. иностр. и
нац. словарей. 1952., с. 846]. В данном случае словарь бесстрастно зафиксировал
синонимию языка и речи в словоупотребелении, принятом в конце ХIХ - начале ХХ
вв.]. Даже в современной гуманитарно-научной литературе речь не всегда
отделятся терминологически от языка. Одна из возможных причин такого
терминологического смешения заключается, по нашему наблюдению, в том, что речь
нередко понимается и определяется как средство общения, коммуникации, передачи
информации. Точно такой же определитель (genus proximum) избирается для
формулировок термина язык, когда он определяется как средство речи. Из
логического объединения двух подобных определений следует, что язык есть
«средство для средства». Но это суждение чаще всего на практике редуцируется, и
два, по сути, качественно различных, разноуровневых средства сливаются в один
емкий, но мутный и непригодный для теоретической работы образ.
Данное обстоятельство побуждает нас к решительному отказу от привычного (и во
многих случаях удобного) определения речи как «средства». С принимаемой нами
точки зрения, речь – не просто и не только средство для общения. Она собственно
и есть вид общения, который прибегает к языку как к средству, способу. Для того
чтобы подчеркнуть это генетическое основание речи и выйти за пределы замкнутого
круга «речь – общение – знак – язык» мы предлагаем дефинировать речь, в том
числе музыкальную речь, как вид деятельности. Такая точка зрения подтверждается
психологией, признающей за речью высокий онтологический статус деятельности:
«…язык – средство или орудие общения, а речевая деятельность (речевое действие)
– сам процесс общения» [[cxlvi]
, с. 214].
Деятельностью же называют всякое проявление личностной и общественной
активности представителей homo sapiens, творящих свой культурный мир, свою
цивилизацию: «Деятельность – способ существования и развития социальной
действительности, проявление социальной активности, целенаправленное отражение
и преобразование окружающего мира» [[cxlvii]
, c. 60]. Определение речи как вида деятельности оптимально согласует
психологические, социологические и лингви-стические значения данной категории и
позволяет наилучшим образом разработать теоретическое понятие о речи
музыкальной.
2.1.2. Речевые действия. Речь как деятельность мы будем отличать от речи как
действия. Это различение, далеко не всегда проводимое в литературе, особенно
необходимо для характеристики тех случаев, когда речевые действия субъекта не
исчерпывают всего содержания его поведения, но составляют лишь его «ядро»
(например, в деятельности учителя, проповедника, психотерапевта).
Речевое действие – это физически конкретное, завершившееся или длящееся
осуществление речевой деятельности. Можно выделить внешние речевые действия –
процесс оформления определенного материала (звука или пластического предмета) и
внутренние речевые действия (внутренняя речь) – когнитивно-психологические
процессы, обуславливающие и сопровождающие формотворческие операции внешней
речи. Для характеристики внешних действий вербальной речи используется иногда
термин говорение или звучащая речь [[cxlviii], с. 365].
Речевая деятельность по отношению к отдельным речевым актам выступает как общее
понятие, отражающее их свойства. Каждый речевой акт имеет все признаки
физического явления. Он характеризуется закономерностью и случайностью,
типичностью и уникальностью своей формы, а также и своего содержания.
Онтологически речевой акт неповторим. Вместе с тем, в психологическом и
концептуальном отношениях всякий речевой акт может быть воспроизведен в своей
форме и в своем содержании.
2.1.3. Речевая ситуация и основные типы речевой коммуникации Речевые действия
осуществляются всегда в определенной обстановке, при определенных условиях.
Имеются в виду акустико-физические свойства среды, социо- и этнокультурные
условия речевого общения, житейский контекст речи, количество и практические
цели речевых партнеров, их физическое, психическое и умственное состояние.
Эти обстановочные моменты, составляющие вместе некую целостность и ощутимо
влияющие на характер речевых действий, назовем речевой ситуацией.
Свойства речевой ситуации позволяют различать три основных типа речи: а)
монолог (от греч. monos – один и logos – слово, учение, речь) – речь одного
субъекта, обращенная к другому (или к группе), не предусматривающая участия
других лиц в речевом действии; б) диалог (от греч. dialogos – разговор, беседа)
– форма, которая является следствием