Вы здесь

Діалектика міфологеми і нова міфологія музичного романтизму

Автор: 
Рощенко Олена Георгіївна
Тип работы: 
Дис. докт. наук
Год: 
2006
Артикул:
0506U000125
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ II. Опыт энциклопедического анализа новомифологического docta stilo.
Двойники вагнеровского Скитальца: Urphдnomen и его иконотропия
Актуализация новомифологических концепций в 40-ые гг. Х1Х в. обусловлена
духовной близостью этапу формирования учения новой мифологии. Переломные эпохи
(рубеж ХVШ-Х1Х в.в. и рубеж 30-ых–40-ых гг. Х1Х в.) воодушевлены революционной
идеей, когда дионисийский пафос разрушения уравновешивало устремление к
созиданию будущего на основе воплощения идеалов новой мифологии в «новой
музыке».
Хотя Вагнер не ссылался на имена духовных отцов учения новой мифологии,
Dichterkomponist – наследник не только первого поколения трансцендентальных
художников, но и трансцендентальных философов. Музыкант мифа тяготел к созданию
универсального произведения в новомифологическом духе, к передаче
трансцендентализированного знания в виде мифологем, получивших философемную
разработку в трудах Ф.Шлегеля и Ф.Шеллинга. Совмещение в личности Вагнера
ипостасей теоретика и творца универсального произведения искусства («новой
музыки») позволяет отнести к нему выработанное Ф.Шлегелем определение
новомифологического художника как «синтезирующего гения», «комбинирующего
искусства и науки» («Фрагменты», № 220), гения как «системы талантов»
(Ф.Шлегель, «Фрагменты», № 119), «органического духа» («Фрагменты», № 366), как
обожествляемого «бесконечного индивида» («Фрагменты», № 466). Творчество
Вагнера – вопло-щение «чистой гениальности» («Фрагменты», № 295), «гениального
бессозна-тельного» («Фрагменты», № 299). Новомифологическая концепция гения в
литературно-критическом наследии Вагнера нашла философемную (труды «О сущности
немецкой музыки», «Художник и публика» 1840; «Произведение искусства будущего»
1849), в музыкальных драмах – мифологемную трактовки. Вагнеровская трактовка
гения как универсального духа, перевоплощающего науку в искусство, а искусство
– в философию («Гений – это физик, ставший поэтом; Шиллер же – ставший поэтом
метафизик» [из «Фрагментов» 1849-1851 гг.]), близка концепциям
трансцендентальных философов. Музыкант мифа соотнес философему гения с «чисто
человеческим», сообщил ей новые смысловые варианты. Вагнеровский
«предвосхищающий» [33, с. 83], «универсальный» («О сущности немецкой музыки»)
гений – «артистический человек», одухотворенный «восхитительным хороводом
истинных благородных муз», «всечеловек, бог», «художник будущего»,
(«Произведение искусства будущего»). В вагнеровских концепциях Gesamtkunstwerk
философема гения раскрывается, в частности, благодаря мифологеме Дикого
Художника.
Как и трансцендентальные философы, Вагнер придавал мифу функцию прототипа
искусства, первичной материи поэзии, стремился к созданию нового мифа,
«отвечающего воззрению современной … жизни» [32, с. 414]. Для теоретических
работ и музыкально-драматических полотен Вагнера актуальны реинтерпретированные
сквозь призму концепций Фейербаха и Шопенгауэра, начинавших с шеллингианства,
новомифологические идеалы и терминология трансцендентальных философов. Так,
Вагнер подчеркивал связь нового мира и мифа: «новый мир обрел свою творческую
силу из мифа» («Опера и драма», 1850-1851 [32, с. 369]). Как и учение новой
мифологии Ф.Шлегеля, вагнеровская эстетика «пронизана чувством катастрофы»
[161], взывающей к очищению. Среди унаследованных Вагнером новомифологических
принципов – идеализация взаимосвязанной с искусством революции, слияние
эсхатологизма и веры в обновление; взаимодействие космизма и индивидуализма;
поиск «чистой человечности», по-шлегелевски связываемой с «подлинно
божественным» («Подлинно божественное – чистейшая человечность»; из работы
Ф.Шлегеля 1797 г. «Об изучении греческой поэзии» [303, с. 133]); ориентация на
законы прошлого и логику будущего в Gesamtkunstwerk. Идеал вагнеровского
искусства будущего – «художественная ученость» [32, с. 236] – генетически
восходит к новомифологическому трансцендентальному энциклопедизму, что
позволяет применять к исследованию наследия байройтского гения метод
энциклопедического анализа. Следуя заветам трансцендентальных философов, Вагнер
поднимает искусство над наукой: «наука – высшая сила человеческого духа,
наслаждение же этой силой – искусство»; «последнее свое оправдание наука
обретает в художественном произведении»; «наука завершается ее искуплением в
поэзии». Вагнер сохранил присущую учению новой мифологии трактовку произведений
Данте и Шекспира как образцов идеального универсального произведения, первым
провозвестником которого в искусстве Х1Х в., как и йенцы, считал Гете –
«могущественного» [32, с. 203]. Вагнеровский «новый миф» зиждется на синтезе
прафеноменальных, христианских и «новых» мифологем, прообраз которых –
философемы трансцендентального идеализма: любовь, томление, воля, страдание,
познание («гениальное познание» – запись от 1декабря 1858 г. из дневника
Вагнера), созерцание, бесконечность, абсолют. Мифологемы сновидения и безумия в
его музыкальных драмах получили развитие как формы высшего сознания, в свое
время разработанные Ф.Шлегелем. Вагнеровская мифология как трансцендентальная
мифология-энциклопедия, основанная на docta stilo, как энциклопедия-хаос,
мифология разума, созерцания, любви и томления, бесконечного индивидуума,
мифология гения, должна быть отнесена к новой мифологии романтизма.
Вагнеровское мифотворчество – пример преемственности между первым,
представленным творчеством современников трансцендентальных философов, и вторым
этапами развития новой мифологии. Вместе с тем, Вагнер – реформатор
новомифологических концепций