Вы здесь

Архетипна парадигма в російській реалістичній літературі другої половини ХІХ століття.

Автор: 
Дербеньова Лідія Вікторівна
Тип работы: 
Дис. докт. наук
Год: 
2008
Артикул:
0508U000408
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

РАЗДЕЛ 2
БИНАРНЫЙ АРХЕТИП В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ХІХ ВЕКА
2.1. Карнавальная бинарность в контексте русской реалистической литературы ХIХ
века
Богатый этнографический материал, собранный этнологами и мифологами в течение
двух последних столетий, свидетельствует о том, что бинаризм – явление
онтологического характера. Его современное прочтение показывает, что
структурирование внешнего мира по методу оппозиций присуще обществу с
архаических времен, как свойство мышления: «Для того, чтобы мыслить, мы должны
различать Простейшей формой различия является оппозиция этот простой
логический факт лежит в основе универсальности дуальных схем классификации…»
(П. Маранда) [235, с. 254].
Первостепенная важность понятия «бинаризм» подчеркивается его долгой
философской историей от Пифагора и Гераклита и далее. Аристотель рассматривал
оппозицию как одну из категорий человеческого мышления («Категории», гл. Х,
ХІ). Разрабатываемая античными авторами оппозиция значений истинности на
последующие столетия получила признание традиционной логики в качестве одного
из законов мышления – закона исключения третьего.
Проблема бинарных оппозиций привлекала внимание мыслителей во все времена.
Ф. Ницше выдвинул идею дихотомии дионисийского и аполлоновского начал, которая
в качестве архаически-демонического, ритуально-экстатического начала
противопоставлена эстетизированной мифологии олимпийского типа. Эта концепция
достаточно распространена в науке: например, так строится противопоставление
хтонизма и классики в античной культуре. М. М. Бахтин на ином
литературно-историческом материале показал дихотомию средневековой христианской
и народно-карнавальной культуры, создающей смешение строго разделенных полюсов.
К. Леви-Стросс на архаическом материале рассматривал наличие бинарных оппозиций
природы и культуры как своеобразного кода древней культуры, оставившего след в
современности. По мнению В. Тэрнера, бинарные оппозиции служат для
«установления отношений двух символических средств, чьи явные противоположные
качества или количества предполагают, в понятиях ассоциативных правил культуры,
семантическую оппозицию» [367, с. 37]. Многочисленные примеры, которые
приводятся исследователем в подтверждение своей позиции, доказывают, что
архитектоника движения знания и поведения членов коллектива в архаическом
обществе вполне может быть измерена с помощью бинарной логики. При этом сам
В. Тэрнер не считает бинарный анализ универсальным средством. Для него более
приемлемым оказывается трехчленная классификация оппозиций. Универсальность
трехчленной классификации связывается им с символикой белого, красного и
черного цветов во всех оттенках их сочетания, контрастирования, мистериального
символизма. Сама же идея оппозиций, по В. Тэрнеру, имеет смысл тогда, когда
рассматривается некоторая «текучая» парадигма бинарности: конкретные оппозиции
строятся на принципе различного сочетания их между собой от абсолютной
асимметрии типа А В и А В до антитетического, амбивалентного построения [367,
с. 25-38]. Последняя мысль имеет особое значение, поскольку здесь в неявной
форме утверждается идея полифоничности, многоуровневости форм разрешения дилемм
и дихотомий бинарного выбора, а эта «разрешающая способность» является одной из
значимых характеристик собственно антиномического дискурса.
Согласно К. Леви-Строссу, создателю концепции структурной антропологии, чья
позиция является акцентировано «бинаристской», последовательный анализ
мифологии выявляет механизмы мифологической логики. Эти механизмы получают
качественную определенность как бинарные оппозиции типа «левый / правый»,
«высокий / низкий» [179, с. 5–28]. К. Леви-Стросс опирается на конкретные
этнографические исследования. Не удовлетворяясь классическими антиномиями
философского знания, он полагал, что осмысление в терминах бинарных оппозиций
биологических детерминант является важной стороной процесса перехода от природы
к культуре. Проводя антропологический анализ бинарных структур родства в
соответствии с направлением, разработанным К. Леви-Строссом, Р. Нидхем также
утверждает, что эмпирической исходной точкой является факт использования
символической оппозиции в дуальных классификациях, что в высшей степени
свойственно человеческой культуре. Наиболее распространенной и частой
манифестацией дуального устройства являются, согласно Р. Нидхему, различение и
дифференцированная оценка «правого» и «левого». В подтверждение своих идей
исследователь опирается на мнения других ученых: «Херц утверждает, что дуализм
является сущностью первобытного мышления Хокарт рассматривает эту оппозицию
в рамках жизни и смерти, также сосредоточивая внимание на фундаментальной
природе дуального устройства и его распространении во всем мире Той же
природы и оппозиция между сакральным и профанным, столь подчеркиваемая
Дюркгеймом, Ван Геннепом и Херцем» [466, c. 103].
Итак, этнология «все более убедительно показывает, что в основе общественной
жизни на архаических стадиях культуры лежало антитетическое и антагонистическое
устройство самого общества, что весь мыслительный мир такого общества
организован по противоположностям этой дуалистической структуры» (Й. Хейзинга)
[402, с. 68.].
Ведущее положение анализ бинарных оппозиций занимает в трудах Вяч. Вс. Иванова
и В. Н. Топорова. Отечественные ученые рассматривают проблему бинарных
оппозиций не только в плане своеобразия мифологического мышления (как у
К. Леви-Стросса, В. Я. Проппа или М. М. Бахтина), но с целью выявления набора
древнейших элементарных семантических универсалий мифа, пр